История государства российского: Охота на императора

Лазарь Модель

История государства российского: Охота на императора

130 лет назад, 1 марта 1881 года по старому стилю, в Санкт-Петербурге в результате покушения народовольцев был смертельно ранен император Александр II. В истории гибели царя-освободителя многое поражает. Как в стране, известной суровостью карательных органов, могло случиться так, что на самодержца было совершено шесть покушений, но ни одно из них ничему не научило людей, призванных его защищать? И почему многие высокопоставленные лица в России полагали, что некие лица из окружения императора потворствовали цареубийству?

ЕВГЕНИЙ ЖИРНОВ

Чиновничье всевластие

На протяжении долгого времени, прошедшего после убийства императора Александра II, это событие не перестает удивлять наших сограждан. Почему революционеры решили убить того, кто сделал для улучшения жизни русских людей больше, чем все остальные русские самодержцы, вместе взятые?

Он освободил помещичьих крестьян от крепостной зависимости. Он заложил основы для создания независимой и справедливой судебной системы. Он провел реформу армии и положил конец рекрутским наборам. Именно при Александре II появились настоящее городское и земское самоуправление, зачатки гражданского общества. А незадолго до его кончины в Российской империи произошло и вовсе небывалое событие: начал обсуждаться вопрос о принятии конституции.

Конечно, не все реформы Александра II оказались одинаково успешными. Во время преобразований судебной системы, например, когда в спешке переписывались и адаптировались для употребления в России австрийские и германские законы, разные части законодательства оказались плохо стыкованными и даже противоречили друг другу, что, конечно, сказывалось на качестве судопроизводства.

Не стоит забывать и о том, что в результате реформ далеко не у всех подданных российского императора жизнь изменилась к лучшему. К примеру, самое первое и самое знаменитое начинание Александра II — отмена крепостного права, подготовка к которой началась в 1856 году, отнюдь не улучшила ни положения погрязших в долгах дворян, ни состояния мечтавших о значительных собственных земельных наделах крестьян.

Крестьяне, хотя их мнением никто особо не интересовался, надеялись получить в полную собственность, причем бесплатно, участки, достаточные для прокормления семьи. А помещики — компенсацию, возмещающую потерю крепостных душ и земли.

Резко против освобождения крестьян выступали и промышленники — собственники посессионных фабрик и заводов, на которых трудились крепостные рабочие. Один из самых известных среди них — владелец целого промышленного района С. И. Мальцов.

"Он,— писал русский знаток крестьянского дела А. А. Корнилов о Мальцове,— составил в 1858 г. записку, в которой проявил себя ярым противником реформы. В гневе своем он обрушился главным образом на министерство внутренних дел, в котором видел источник всех зол. Составленная им довольно объемистая записка была одновременно направлена против развивающихся в русском обществе демократических тенденций и против бюрократического самовластия министров".

Коренным образом отличались и взгляды на то, как и какую компенсацию, следовало бы получить помещикам и сколько земли можно было бы продать крестьянам. В богатых черноземных губерниях землевладельцы не хотели уступать крестьянам ни клочка. В степных губерниях, где недоставало людей, соглашались отдать крестьянам ровно столько, сколько нужно, чтобы бывшие крепостные не разбежались. В бедных, но многолюдных губерниях, где крепостных издавна отпускали в города на заработки, помещики  ни за что не хотели терять оброчные платежи.

Прения между сторонниками различных точек зрения были бурными, интересы сторон — непримиримыми, и казалось, что освобождение крестьян растянется еще на 20-30 лет. А открыто ратовали за быстрое проведение крестьянской реформы кроме либералов только отдельные видные представители купечества, полагавшие, что отмена крепостной зависимости расширит рынок сбыта и создаст рынок труда. Известный в России торговец спиртным, державший выгоднейшие винные откупа, а потом ставший одним из первых и богатейших нефтепромышленников, "миллионщик" В. А. Кокорев даже начал собственную кампанию за освобождение крестьян. В 1857 году в Москве на устроенном им обеде в честь участников Крымской войны он даже предложил собрать среди купцов всех гильдий деньги на выкуп крестьянских наделов у помещиков.

"Будем откровенны и искренни в такие великие дни и скажем правду,— говорил Кокорев на том обеде.— Ведь все наши капиталы сложились главнейше от дворян и крестьян. Это замечание всего более относится к винным откупщикам: их капиталы составились уже чисто из трудовых крестьянских денег. Какой прекрасный случай возблагодарить крестьян за богатство, ими же сообщенное! Если все откупщики пожертвовали бы примерно десять миллионов рублей серебром, то это нисколько не ослабило бы их оборотов, это едва ли составило бы половину прибылей, полученных в текущем 1857 году, по случаю огромного распространения в народе кредитных билетов; но зато как бы это подвинуло вперед дело самобытной собственности крестьян".

Однако начинание Кокорева не нашло поддержки у властей. Иногда даже казалось, что за освобождение крестьян выступает только один человек в стране — император, который рассматривал сопротивление крестьянской реформе как неисполнение монаршей воли. Но на самом деле Александр II под влиянием окружения, особенно жандармского генералитета, сомневался в правильности принятого курса и даже раздумывал об остановке подготовки крестьянской реформы. И все же обсуждение реформы продолжалось. Согласованием всех вопросов железной рукой руководили губернаторы и высокопоставленные чиновники Министерства внутренних дел. Главным фактором, способствовавшим их успеху, оказались огромные долги помещиков, которые уже не знали, как эти долги отдавать, и были вынуждены согласиться на предложенную схему выплаты компенсации за земли.

К концу 1860 года все детали удалось согласовать, а 19 февраля 1861 года Александр II подписал знаменитый манифест.

В итоге все участвующие в реформе стороны оказались недовольны. Компенсации дворянам выплачивали с огромными задержками и в то же самое время перестали выдавать новые кредиты на обслуживание старых долгов, так что немалая часть помещиков в итоге не получили практически ничего.

Крестьян же во избежание дробления полученных наделов при передаче по наследству насильно объединили в общины, которым и передали землю. В результате особых выгод не почувствовали и они. А расплачиваться за землю им пришлось десятилетиями.

Обидное покушение на императора

Так кто же тогда выиграл в результате крестьянской реформы? Конечно, купцы и предприниматели прежде всего. Приток рабочей силы в города возрос, и это способствовало началу промышленного подъема. Но правовое положение купеческого сословия ничуть не изменилось. Оно продолжало оставаться в полной зависимости от чиновников всех уровней, дававших или не дававших разрешение на открытие дела.

Чиновничество на первый взгляд не входило в число победителей. Ведь самые видные чиновники, как правило, были из крупных землевладельцев. И пусть пострадали менее других, но все же понесли потери. Однако прибытки от поместий уже давно перестали играть важную роль в структуре их доходов. Ведь издревле чиновники кормились с подношений, и, пока поместья оставались главным источником доходов в России, помещики оставались главным источником взяток для чиновников. С обеднением дворянства источник иссяк, так что именно чиновникам и потребовалась реформа. И именно для того, чтобы не разорять новых взяткодателей — предпринимателей.

После судебной реформы 1864 года была резко ограничена власть полиции. Любой обыватель мог пожаловаться на произвол полицейских чинов в мировой суд, после чего судья вызывал обидчика на заседание, и полиция не могла уклониться от исполнения решений мирового суда. Однако вскоре все эти решения были отменены, и полицейский произвол вновь расцвел. И случилось это в результате еще одной реформы Александра II.

Осенью 1861 года в российских университетах начались брожения студентов. Первопричиной студенческих сходок стала крестьянская реформа. Точнее, ее результаты. Брожения не имели сколько-нибудь значительного размаха, но жандармы, докладывая императору, сгустили краски и представили дело так, будто назревает революция. И очень скоро начались массовые отчисления студентов из университетов, а вслед за тем — реформа учебных заведений.

Собственно, император пытался создать в стране стройную и логичную структуру учебных заведений, где было место и гимназиям, призванным давать широкое образование, и средним учебным заведениям с профессиональным уклоном, включая реальные и коммерческие училища. Но гимназические программы скорректировали так, чтобы главным в них стало преподавание древнегреческого и латыни. Как вспоминали современники, освоить мертвые языки мог далеко не каждый провинциальный гимназист. В итоге к армии изгнанных студентов присоединился целый слой недоучившихся гимназистов.

В 1863 году в принадлежавшей России части Польши началось национальное восстание, также ставшее следствием крестьянской реформы. Ведь если свободу дали крестьянам, почему ее не могут потребовать поляки? Русская армия подавила восстание, но с тех пор, как утверждали современники, именно вокруг польских студентов в Москве и Петербурге начали формироваться разного рода кружки и общества, проникнутые революционными идеями. А некоторые из кружковцев пытались перейти и к революционным действиям.

Некоторые историки утверждали, что за кружками такого рода стояли польские магнаты и чиновники, которых в Петербурге в то время было немало. Обиженные жестоким подавлением восстания 1863 года, они не только вдохновляли молодых земляков на создание тайных обществ, но и финансировали разного рода мероприятия вплоть до организации побегов сосланных в Сибирь участников польского восстания. В то время никакой речи о цареубийстве среди кружковцев еще не велось. И потому предложение Дмитрия Каракозова о покушении на царя вызвало сначала у его единомышленников изумление.

Наверное, среди обитателей студенческой среды обеих столиц вряд ли нашелся бы более подходящий для подобной акции человек, чем Каракозов. Он был сыном, как говорилось в его деле, незначительного помещика Саратовской губернии, потерявшего почти все в результате реформы. В 1861 году за участие в беспорядках Каракозова-младшего изгнали из Казанского университета, но два года спустя он смог восстановиться, затем перевелся в Московский университет, откуда его изгнали в 1865 году за неспособность платить за учебу. Ко всему прочему, если верить публиковавшимся позднее данным, Каракозов из-за душевных переживаний часто впадал в депрессию, от которой лечился опиумом. Однако, возможно, это лишь домыслы, ведь на суде Каракозова признали вменяемым и находившимся в полном сознании совершаемых деяний.

Вскоре, как описывали его историю следователи, Каракозов нашел единомышленников, одобрявших идеи революционных убийств вообще и цареубийства в частности. В тайной организации "Ад", которую возглавил вернувшийся из-за границы кузен Каракозова, считалось, что убийство царя приведет к волнениям в стране и всеобщей революции. Некоторые члены кружка, впрочем, сомневались в правильности выбранной тактики и в конце марта 1866 года отправились в Петербург, чтобы уговорить отправившегося на дело Каракозова вернуться в Первопрестольную.

Они нашли товарища на набережной возле Зимнего дворца, в крестьянской одежде, высматривающим царя. Каракозова увели в гостиницу, долго уговаривали одуматься, наконец, добились от него обещания в ближайшие дни вернуться в Москву. Однако в Москве он не задержался и втайне от всех вновь отправился в столицу для осуществления своего плана. Ничего сложного в задумке Каракозова не было. Он, как и все жители Санкт-Петербурга, знал, что император любит гулять со свитой в Летнем саду. А заканчивая прогулку, обязательно приветствовал толпу подданных. Нужно было только подойти поближе и выстрелить.

4 апреля 1866 года Каракозов слегка опоздал, и к моменту его прихода у Летнего сада собралась уже довольно приличная толпа. Пробираясь сквозь нее, Каракозов немилосердно пнул шляпного мастера Осипа Комиссарова. А тот, оскорбившись, решил догнать обидчика и отыграться. Так что весь дальнейший путь через толпу они проделали, можно сказать, рядом. Каракозов пробрался вперед, при появлении императора вынул из кармана револьвер и приготовился стрелять. Но подоспевший шляпник ударил его под руку, так что пуля ушла вверх, а в следующее мгновение террориста скрутили.

Все благодарили бога за то, что не попустил убийце и послал на помощь Осипа Комиссарова. Сам бывший крестьянин Костромской губернии по воле императора стал потомственным дворянином Комиссаровым-Костромским. Петербургские дворяне устроили подписку, собрали более 30 тыс. руб. и купили ему дом в столице. На протяжении нескольких недель его восторженно приветствовали всюду. Его портреты писали самые известные художники, клубы и общества наперебой устраивали обеды и банкеты в его честь. Газеты с восторгом описывали овацию, которой удостоились Комиссаров с супругой в театре, где публика настояла на том, чтобы они вышли на сцену.

Но в следующем году случилось еще одно покушение, и о герое первого забыли. Впрочем, как и о повешенном по приговору суда Каракозове.

Произвольное восстановление

В мае 1867 года император Александр II прибыл в Париж на открытие Всемирной выставки. Это было мероприятие не только светское, поскольку съехались почти все европейские монархи, но и политическое и экономическое. Кроме переговоров с коллегами-монархами царь должен был лично поддержать размещение очередного русского займа во Франции. 25 мая по старому стилю (6 июня по новому) Александр II вместе с императором Франции Наполеоном III возвращался с парада на Елисейских полях, как вдруг наперерез их коляске бросился человек в рабочей блузе. Ехавший верхом рядом с экипажем шталмейстер французского двора Рэмбо пришпорил лошадь, чтобы оттеснить бегущего, но тот успел выхватить пистолет и выстрелить.

Как и в предыдущем случае, террориста подвела случайность. Он зарядил старый двуствольный пистолет слишком большим количеством пороха, и его при выстреле разорвало. Пуля, правда, вылетела, но попала в лошадь Рэмбо, а ее кровь забрызгала царственных пассажиров. Окружающим, включая покушавшегося, показалось, что нападение удалось.

Неудачливого стрелка задержали, и, как потом иронизировали французские газеты, в этом порыве проявилась боязнь того, что русский император уедет, размещение займа не состоится и французские буржуа не смогут стричь купоны с этого выгодного вложения. Русские же издания восхищались тем, что провидение Божье снова спасло царя. А после того как выяснилось, что нападавший — эмигрировавший из России поляк, началось неистовое обличение польских заговорщиков.

В окружении Александра II считали, что существует обширный заговор и новые убийцы поджидают императора по всему Парижу. Однако французы провели быстрое и эффективное расследование и доказали, что речь идет об одиночке. На некоторых допросах присутствовал представитель российской полиции. Как установили сыщики, Антон Березовский родился в небогатой семье учителя музыки и имел нескольких братьев и сестер. В 1863 году во время антирусского выступления в царстве Польском он решил примкнуть к восставшим, но его отец был категорически против и проклял сына, взявшегося за оружие. После подавления восстания Березовский бежал в австрийскую часть Польши, а затем перебрался в Германию. Но где бы он ни пытался устроиться, его преследовали неудачи. К физическому труду он был не приучен, а для интеллектуального ему явно не хватало образования. Приехав во Францию, он переменил несколько мест, но отовсюду его выгоняли. Причем последним выставившим его за дверь работодателем был эмигрант-поляк.

Березовский утверждал, и это подтвердилось в ходе следствия, что после изгнания с последней службы он приехал на поезде в Париж и оказался на том же вокзале, куда прибывал поезд русского императора, которого он считал виновником всех своих бед. Вот тогда он и решил совершить покушение. Французы считали, что исчерпывающе доказали отсутствие заговора. Но окончательно убедить русского императора в своей правоте им не удалось. Французская пресса и либеральная общественность устроили кампанию в поддержку Березовского, а процесс превратился в трибуну для антирусских выступлений.

Березовский в суде говорил о том, что имел полное право свести счеты с русским императором. "Он убил наш край,— кричал Березовский.— Он уничтожил его жителей. Одним росчерком пера он отправил всех в Сибирь — и после всего этого я не имел бы права убить его?" А его адвокат, ссылаясь на депеши французских официальных лиц, утверждал: "Польша в 1863 г. была увлечена не революционными стремлениями, но благородными исканиями справедливости, жаждою восстановить отечество и религию. Этим же стремлениям следовал и Березовский".

Французские газеты писали, что суд над Березовским превратился в суд над Россией. А присяжные признали наличие смягчающих обстоятельств и приговорили Березовского "всего-навсего" к пожизненной каторге.

Естественным раздражением императора воспользовались приближенные, и одно из важнейших положений судебной реформы 1864 года — об ответственности полиции перед судом — перестало существовать. Теперь полицейские могли не являться в мировой суд и не исполнять его решения. Формально — в целях борьбы с терроризмом. Но вылилось это в произвол и вымогательства.

Конституционная ликвидация

Затем в покушениях наступил довольно длительный перерыв, и в этом не было ничего удивительного. Ведь действия императора полностью соответствовали интересам русской элиты. Россия присоединяла новые земли на юге и в Средней Азии. А представители многих знатных семейств, включая царскую, занялись весьма выгодным бизнесом, заключавшимся в перекачивании денег из государственной казны в личную.

На строительство заводов и железных дорог испрашивались самые разнообразные вспомоществования, затем проект закрывался, а деньги присваивались. Не менее доходным было получение концессий на тот или иной вид деятельности — организацию городского транспорта, строительство водопроводов или разработку месторождений. Потом права на концессию перепродавались тем, кто действительно мог ее осуществить. При этом взятки никуда не исчезли. Теперь их, впрочем, давали акциями новых акционерных обществ.

Александровские реформы, однако, доставляли и неудобства. К примеру, чтобы добыть концессию в том или ином крупном городе, приходилось как-то договариваться с местным самоуправлением — думами, городскими головами. Причем далеко не всегда и не все легко и без проблем сдавались, даже когда на них оказывалось давление со стороны губернаторов или правительства. А при осуществлении масштабных проектов, строительстве железных дорог например, такие же проблемы возникали в уездах. Собственно, все самоуправление, с точки зрения чиновников, следовало свернуть. Но император вдруг заговорил о принятии некоей ограниченной конституции.

И примерно в то же время у революционных террористов вновь возникли мысли о цареубийстве. Формально революционеры в 1878 году ответили террором на террор, развязанный против них охранкой и полицией. Террористы убивали чиновников, жандармов, полицейских. А в 1879 году произошло третье покушение на императора.

"2-го апреля 1879 г.,— писал историк народнического движения А. А. Кункль,— в начале десятого часа утра Александр II совершал свою обычную прогулку. Он обошел кругом здание гвардейского штаба (по Миллионной, Зимней канавке и Мойке) и повернул по направлению к Дворцовой площади. В это время пересек площадь какой-то человек в форменной фуражке (оказавшийся впоследствии Соловьевым) и, двинувшись навстречу царю, произвел в него выстрел. Александр II бросился бежать, крикнув полицейским: "Ловите!" Но Соловьев погнался за ним, стараясь пересечь дорогу. Он сделал на бегу еще три выстрела, но безрезультатно, так как царь бежал не прямо, а зигзагами, что лишало возможности прицелиться. Собравшаяся толпа бросилась вместе с полицейскими ловить стрелявшего. Одним из первых настиг Соловьева жандарм Кох, ударивший его обнаженной шашкой по спине. Падая, Соловьев произвел еще один выстрел, а затем раскусил находившийся у него во рту орех с ядом, чтобы не достаться живым в руки своих врагов. В это время на него навалилась целая груда тел. Какая-то женщина вцепилась ему в волосы, а один из полицейских вырвал из рук револьвер. Первым вопросом Соловьева были слова: "Убил ли я государя?" На что ему ответили: "Бог не допустил тебя, злодея"".

Как водится, по всей империи прошли благодарственные молебны о чудесном избавлении государя от гибели.

19 ноября того же года народовольцы попытались подорвать императорский поезд. Для взрыва были выбраны два места. Один из вождей народовольцев — Андрей Желябов под видом купца приобрел участок якобы для строительства завода вблизи железной дороги у города Александровска (ныне город Запорожье) и произвел там закладку бомбы. А неподалеку от Москвы, на Рогожско-Симоновой заставе, в доме путевого обходчика обосновалась еще одна группа террористов. Дорога близ Первопрестольной охранялась куда тщательнее, чем в провинции, и потому народовольцам пришлось вести из дома подкоп под полотно дороги, чтобы незаметно заложить бомбу, хоть это и было связано с серьезными расходами.

На этот раз жандармерия и полиция оказались предусмотрительными. Оба императорских поезда — со свитой, шедший первым, и с царской семьей, следовавший за ним, сменили маршрут и вместо обычного пути — через Одессу — отправились через Александровск, куда и прибыли 18 ноября 1879 года. Взрывное устройство Желябова не сработало, и царский поезд продолжил свой путь. 19 ноября у Рогожско-Симоновой заставы бомба взорвалась именно тогда, когда хотели боевики. Рвануло под четвертым вагоном шедшего вторым поезда. Вот только народовольцы не знали, что от Харькова царский поезд пошел впереди свитского и вместо вагона Александра II был подорван вагон, служивший хранилищем фруктов.

Казалось бы, вся система охраны должна быть брошена на защиту жизни императора. Но ничего подобного не происходило. Князь Голицын после железнодорожного покушения заметил, что императору может стоить жизни леность и пассивность окружающих его людей, не принимающих всех мер для его защиты. Князь также говорил о том, что возле императора слишком много людей, лобзающих его, но готовых его предать.

Так что нет ничего удивительного в том, что Степан Халтурин смог пронести в Зимний дворец бомбу, которая и сработала 5 февраля 1880 года. Император в очередной раз спасся чудом. Он опоздал к обеду на час и только поэтому остался жив. Удачным для террористов стало лишь покушение 1 марта 1881 года, шестое по счету. На этот раз использовались ручные бомбы, которые боевики метали в императорский экипаж. Раненый император скончался, Россия не получила конституции, а вскоре земское самоуправление вместе с земской реформой были свернуты. Подверглись пересмотру и многие другие положения Александровских реформ.

Некоторые историки не исключают, что высшая бюрократия империи просто устала от Александра II и его реформ, не отвечавших интересам вечно правящих Россией чиновников. 

Назад к списку новостей