Гоголь: великий сумасшедший

Гоголь: великий сумасшедший

В истории литературной России трудно найти человека, который вызвал бы больше различных суждений на свой счёт, чем Н. В. Гоголь. Его считали гением и сумасшедшим одновременно, называли добрым христианином и высокомерным антисемитом. Удивительно, как все эти качества могли уживаться друг с другом?

Ещё при жизни писателя критики и друзья, признававшие его бесспорный литературный талант, совершенно по-разному оценивали его как личность…

Был ли Гоголь действительно сумасшедшим?

Одним из первых назвал Николая Гоголя сумасшедшим известный критик В. Белинский. Произошло это после выхода книги «Выбранные места из переписки с друзьями». Именно тогда Белинский пишет Гоголю знаменитое письмо, получившее в последствии сильный общественный резонанс.

Написал о душевном расстройстве и известный в России психиатр В.Чиж, который, проанализировав жизнь и творчество Гоголя, сделал следующий вывод: Гоголь —сумасшедший, но поскольку он был гениальным, то «даже в последнем периоде своей болезни превосходил своим умом обыкновенных смертных».

Признаки паранойи психиатр обнаружил уже в детском письме, которое Гоголь адресовал своей матери. В этом письме Гоголь жалуется, как тяжело ему находить общий язык с другими людьми и как часто его не понимают. Также и в зрелом возрасте – Гоголь не смог стать преподавателем в университете, поскольку не мог готовиться к лекциям и вообще учить.

«Если мы даже допустим, что Гоголь не был хуже некоторых своих сотоварищей по профессуре, то это все же ничуть не доказывает, что Гоголь поступал как здоровый человек», – заключает Чиж. Врач подчёркивает, что «…душевнобольной Гоголь не мог любить своих художественных произведений, потому что его ничуть не интересовали те великие начала, которые возбуждали любовь Белинского», а причиной, по которой Гоголь сжёг второй том «Мёртвых душ», являлось не что иное, как преждевременное нервное истощение писателя.

Как и жизнь любого неординарного человека, жизнь Николая Васильевича Гоголя и в самом деле со стороны многим казалась странной. Однако можно ли, основываясь на странностях Гоголя, говорить о его душевном расстройстве? Вероятно, этот вопрос стоит рассматривать с разных точек зрения.

Дело в том, что творческий путь Николая Гоголя делится на два периода. Первый период сопряжён с необыкновенным писательским успехом, известностью и общественным признанием, тогда как второй – ознаменован обращением Гоголя к Богу, именно к Богу, а не к религии, как посчитали многие.

Избрание такого пути всегда сопровождается «уходом» от мира, обретением иного мировоззрения, изменением характера и отношения к тому, что делалось прежде. Естественно, столь значимые катаклизмы в душе человека не могут остаться незамеченными со стороны окружающих и чаще всего воспринимаются последними как «душевное расстройство».

Но правильно ли это?

Путь души, которому Гоголь последовал во второй половине своей жизни, был и ранее ему близок. Просто не сразу этот путь отыскал дорогу к его сердцу – судьбе было угодно провести Гоголя через болезни, нервные расстройства, а также различные перипетии.

Не зря Жуковский писал о Гоголе: "Настоящее его призвание было монашество. Я уверен, что если бы он не начал свои "Мёpтвые души", котоpых окончание лежало на его совести и все ему не давалось, то он давно бы стал монахом и был бы успокоен совеpшенно, вступив в ту атмосфеpу, в котоpой душа его дышала бы легко и свободно".

Назад к списку новостей