Те, кого мы любим, и мало знаем: "Что сбылось и не сбылось."

Те, кого мы любим, и мало знаем: "Что  сбылось и не сбылось."

Часть II

- Самое яркое событие, которое было в «Патриоте», когда ты там работал?

–   Именно тогда, когда, читая ночью подшивки «Патриота», я почувствовал, что здесь течет река жизни, полная, бурная, живая, а я имею счастье это ощущать и осмысливать. Это было состояние восторга в три часа ночи в редакции при свете настольной лампы.

- Что запомнилось?

– До завода я только по учебникам истории читал о людях первых  пятилеток. А здесь я мог с ними встречаться, разговаривать, задавать вопросы. Например, Лидия Васильевна Новикова, это же живое зеркало истории страны. Причем, она сидела перед тобой, говорила самыми простыми словами, а за ними были целые этапы жизни всего народа. Это невозможно выразить словами. Она своими руками незаметно делала историю. А Дмитрий Сергеевич Краснов, а Никита Филиппович Зайцев, а династия Петровых, а Виктор Васильевич Боков…А спорт…На моих глазах рос как тренер Евгений Георгиевич Манкос, поднявшись до мирового уровня. Наблюдать, как это происходило, было счастьем

–  Сбылось ли в твоей жизни то, о чём ты тогда мечтал?

 - Не сбылось, потому я думал, что стану писателем, создающим свои собственные миры. Я не понимал, что по своим способностям я – исследователь. Но, если задать вопрос иначе: реализовалось ли во мне то, что было заложено от природы? То я отвечу так: Реализуется – я познаю жизнь, людей, тайное и загадочное в этой жизни и в людях, всегда ищу во всем как бы свой философский камень, и это приносит радость.

- Ты много лет изучал аномальные явления и в то же время окрестился, стал верующим и даже какое-то время работал сторожем в храме, потом несколько лет вместе со священником, настоятелем храма, вел в районной газете рубрику «Дорога к храму». Как в одном человеке может уживаться православие и аномальные явления, которые православная церковь называет бесовщиной?

- Я и верующим стал именно благодаря аномалиям, точнее тому, что я их изучал. Когда видишь своими глазами чудеса, когда можешь их потрогать руками, со временем начинаешь понимать, что мир устроен намного сложнее и интереснее, чем мы об этом думаем, что пространство не трехмерно, а многомерно, так что предметы и явления могут возникать из ниоткуда и исчезать неизвестно куда, что человек, каждый из нас, несет в себе высокое божественное начало (свет и добро) и низкое, дьявольское (тьма и зло) и при этом имеет свободу воли – выбирать свет или тьму.

- А ты сам видел  «чудеса»?

- Да. Например, когда меня, как журналиста, пишущего об аномалиях, в 1991 году члены экологической комиссии при Совете народных депутатов пригласили в квартиру, где был полтергейст, и при мне из ниоткуда происходило возгорание обоев, и этот огонь был горячим, то есть обжигал, а фиолетовый огонек, который побежал по полотенцу, был холодным и не обжигал, когда при мне неизвестно откуда раздавался голос, который угрожал, ругался, а потом при прослушивании и изучении магнитофонной пленки в центре криминалистики МВД специалисты пришли к выводу, что голос не принадлежит никому из находившихся в комнате людей…

- И что же это было?

- Сущности из мира тьмы, которых в силу самых разных причин вольно или невольно вызываем мы сами, а потом не можем от них избавиться.

- А православие может помочь?

- Может. Помогает (правда, не всегда) обыкновенная молитва, свет которой, образно говоря, рассеивает тьму. Хотя «обыкновенная» о молитве  нельзя говорить. Это волшебная формула, чудодейственный элексир из слов, выстраданный и составленный на протяжении тысячелетий необыкновенными людьми – святыми, блаженными, посвященными. Это как настройка радиоприемника, притягивающая из эфира нужную нам волну. Так что словами можно вызвать и тьму (что, кстати, и делают, не ведая того, люди, ругаясь, проклиная кого-то или желая зла ближнему) и свет, который способен рассеять тьму.

- Но люди ругаются чуть не в каждой семье, и посылают друг друга, и желают друг другу много всякого малоприятного. Однако настоящий полтергейст, как говорят уфологи, происходит крайне редко – реально в среднем только один человек из миллиона с ним сталкивается. Почему так редко?

- В приемник приходит волна от мощного передатчика, который вещает в эфир всегда на одной и той же частоте, а низкие сущности, в отличие от радиоволны, видимо, меняют частоту. Другое дело, что наэлектризованное низкими энергиями пространство их рано или поздно притянет. Так и произошло в квартире, куда меня позвали депутаты, где жила бабушка и 14 летний внук, который увлекся черной магией, читал Папюса и, как знаменитый доктор Фауст, чертил на бумаге магические формулы вызова духов, произнося заклинания. Вот и дочертился…

- Может быть, и НЛО – результат настройки радиоприемника, нашего настроя на определенную волну? Тебе довелось их видеть?

- Безусловно, появление массы людей, видевших в конце 80х и начале 90х неопознанные летающие объекты (НЛО), результат такого «настроя». Поскольку НЛО, как показывают многие очевидцы, зрительно мгновенно появляются и мгновенно исчезают, возможно, эти объекты меняют свою природу, представляя собой - то материальное тело, то сгустки энергии. А наш настрой, наши мысли, наши чувства, это тоже энергия, которая может, если и не притягивать сгустки энергии, то устанавливать с ними видимую связь, как бы резонировать. С другой стороны, о чем тоже говорят исследователи НЛО, эти объекты, чтобы не будоражить человечество, цивилизацию, находящуюся на более низкой стадии развития, летают вне зоны человеческого зрения, за пределами видимого нами инфракрасного и ультрафиолетового спектра. Поэтому, когда мы думаем об НЛО, жаждем его увидеть, границы спектра нашего зрения расширяются, и мы видим то, что раньше не видели. Вот почему советские люди, не думавшие об НЛО в тридцатые, сороковые или пятидесятые годы, ничего такого и не видели. Думаю, что НЛО, которое в 1992 году в районе Ходынского поля видел я и еще несколько очевидцев (два милиционера, пять студентов,две пожилые женщины), именно результат настроя. Мы все увидели шар, похожий на планету Юпитер, как будто порезанный ножом по горизонтали на несколько кругов,  в котором все круги вращались, как ресторан Останкинской телебашни, только в разные стороны и с разной скоростью…Полчаса мы обсуждали увиденное, но так ни к чему и не пришли, кроме одного студента, который был в эйфории и кричал, что это наступила новая эра - начало контактов с инопланетной цивилизацией…

- За прошедшие годы тебе доводилось писать о многих интересных людях, например, о Юрии Лонго. Что осталось в памяти о нем, как об экстрасенсе и человеке?

- Мы познакомились в конце восьмидесятых, когда его еще почти никто не знал, и он только начал выступать со своей театрализованной программой «Познай себя». Я пришел на его выступление, чтобы увидеть, пообщаться с ним  и написать о человеке, который может угадывать и внушать мысли, определять характер по почерку и еще много чего мало изученного. Мы поговорили, и обоим было интересно. Ему понравилось, что я в чем-то уже разбираюсь и могу объяснить его же действия на таком уровне, о котором он сам не думал. А мне понравилось, что он не волк в овечьей шкуре, морочащий людей ради денег, а талантливый человек, исследующий новый для себя мир. Ему все было интересно, так что не только я задавал ему вопросы, но он мне. Таким он был всю жизнь. И еще, что мне нравилось, он был позитивный человек, с хорошим чувством юмора, все старавшийся оборачивать в хорошую сторону. И не стеснялся признаться в каких-то своих слабостях…

- В последние годы перед смертью Лонго признал, что в его деятельности было много от иллюзиониста. Для чего это надо было экстрасенсу такого уровня?

- Если человек влезает в какую-то область, и она становится не только его увлечением, но и средством существования, он вынужден заменять реальность (когда ее нет) иллюзией. Юра с детства увлекался колдовством, потому что ездил к бабушке в деревню, а там жили колдуны. Его притянуло это пространство, потому что в нем самом что-то было, некая энергия, природу которой мы еще плохо знаем. Иногда он впадал в такое состояние (сейчас мы называем его расширенным сознанием), когда угадывал мысли, мог двигать предметы, мог заставить человека что-то сделать. Он пытался вызывать в себе такое состояние, когда было нужно (в опытах или на концертах), но не всегда это удавалось. А надо было поддерживать авторитет выбранного амплуа белого колдуна. И он придумал опыты с «оживлением трупа», левитацией, хождением по воде. Зная, что это реальность, что люди на такое способны, он не очень угрызался совестью, что обманывает. Он просто показывает, что такое возможно, а удалось на самом деле это ему или нет, какая разница? И разве кто-нибудь знает, что каждый такой опыт отнимает часть жизни, разве кто-нибудь знает, что после телекинеза в Японии, который снимался тремя видеокамерами с разных сторон, у него появились седые волосы? Разве забыл он эпизод из детства, когда в бабушкиной деревне одна колдунья вылечила безнадежную девочку и сама умерла?  Зачем же гробить себя на реальные чудеса, если можно их сымитировать?

- Недавно по радио России прошла целая серия передач, посвященных вере, с твоим участием. Что это за передачи?

- Я бы не сказал, что все последние передачи на радио России с моим участием были посвящены вере. Эта радиостанция по глубине затрагиваемых проблем и подходу к жизни похожа на мой журнал «Природа и человек.XXI  век». У нас общие главные темы: предназначение человека, совесть, вера, творчество, милосердие. Поэтому я слушаю радио России, а редакторы передачи читают наш журнал. К тому же на радио России работает моя однокурсница по факультету журналистики МГУ Ксения Лепанова. Читая мои статьи в журнале и мои книги, она пригласила меня в редакцию, и мы, проговорив несколько часов, затронули самые разные темы. Ей оставалось потом просто включать те или иные мои мысли в разные передачи, в том числе и в те, где звучала тема веры.

- Что за фильм о тебе показали по телеканалу «Столица»?

- Кто-то из редакторов телеканала (отделение «Северо-Запад») услышал меня по радио России и заинтересовался. В передаче «Земляки и соседи» они рассказывают жителям Северо-западного округа об интересных людях, живущих в этом же районе. Вот и решили приехать ко мне домой, рассказать обо мне, о том, какие же такие чудеса нас окружают, и почему одни люди эти чудеса видят, а другие нет, почему я, не будучи профессиональным музыкантом, играю на органе или физгармонии, почему люблю старинную музыку до 19 века, именно до Моцарта, почему более поздняя мне неинтересна. Об этом, обо всем и рассказывает фильм…

- А о чем была передача по телеканалу «Доверие»?

- Поскольку этот канал посвящен заботе о людях, то их заинтересовал клуб «Третий возраст», который я уже второй год веду в Центре социальной защиты Северо-западного округа. Приходят пожилые люди, но как раз они мне наиболее интересны, потому что, перестав бежать сломя голову по жизни, человек начинает жить медленно и вдруг, на этой медленной скорости, открывает для себя простые и в то же время великие истины, которых раньше не замечал: запах цветущей липы, пение птиц, вкус родниковой воды, смех ребенка. Наши встречи - это как бы устные выпуски моего журнала «Природа и человек XXI век», поэтому я рассказываю о том, о чем мы пишем в журнале, о том, насколько удивительна и интересна жизнь, которая вокруг нас, а мы этого не замечаем. Мы ходим в музеи, на выставки, ездим на экскурсии. Мы говорим о разных вещах, о том,  что вода имеет память и потому кровь передает нам все ценное, что накопили предки, о том, почему какое-то дерево нас любит, а какое-то к нам равнодушно, о том, можно ли словами вызвать дождь или исцелить человека, о том, за каким плечом у нас ангел-хранитель, а за каким – бес, и когда они появляются или исчезают…Иногда после нашего разговора подходит человек, которому за 70, и вдохновенно говорит, что впервые в жизни задумался над тем, что и вода, и воздух, и предметы, окружающие нас, принимают информацию и сохраняют ее, как фотоаппарат или магнитофон, надо только уметь потом прочитать ее…

- При этом ты продолжаешь сотрудничать с журналом «Природа и человек XXI век», хотя вроде бы уже переключился на собственные книги. Почему? О чем ты пишешь в журнал сегодня?

- Продолжаю, потому что это не просто привязанность или симпатия, а совпадает предназначение: мое и журнала – исследовать окружающий мир, делать открытия, задавать людям вопрос «зачем живешь?», заглядывать в будущее. Я пишу в журнал, потому что в нем то, что меня волнует. Я веду в нем рубрику «Наша почта», куда мне пишут люди, похожие на меня по увлеченности, очарованности жизнью. Продолжаю работать в журнале, потому что знаю, что меня будет читать мой читатель, который меня любит и понимает. Через журнал я могу запускать какие-то свои мысли, которые там как бы обкатываются, проверяются на жизнеспособность перед тем, как попасть в книги. О чем пишу? Сейчас, например, об уникальном музее Маяковского, который спроектирован в виде ажурной башни инженера Татлина – символа не только единичной человеческой жизни (жизни поэта Владимира Маяковского в том числе), устремленной вверх, но и жизни молодой советской страны…Бывает и так, что когда человек поет: «Мы наш, мы новый мир построим…», это оказывается, не только мечта, но и трагедия, потому что все прежнее объявляется миром насилья и подлежит уничтожению…

- А тема народных промыслов и обряда, которую ты изучал, работая в журнале «Народное творчество», тебе уже неинтересна?

- Наоборот, теперь она мне еще ближе, потому все больше убеждаюсь, что обряд – это магический кристалл, сквозь который жизнь открывается, как чудо. А любой народный промысел, с его однообразными повторяющимися движениями, в которых спрессованы столетия усилий предыдущих мастеров, с определенным порядком действий, это как бы формула обряда, идеально отработанный веками чудесный механизм.

- Впервые ты сказал об обряде, как механизме чуда, в своей книге «Войди в картину», потом не раз это подчеркивал в книге «Огонь, мерцающий в сосуде». Но все как-то вскользь, не раскрывая подробно механизм. Хотя, думаю, найдется немало тех, кому интересно было бы понять, каким же это образом через обряд, как через магический кристалл, жизнь раскрывается, как чудо. До сих пор многие, и я в том числе, обряд понимают, как что-то патриархальное и отживающее…

- Вот об этом моя следующая книга «Магический кристалл» (о природе загадочного). В ней обряд на самых разных примерах, в разных сферах жизни (в спорте, в церковном богослужении, в традициях, в аномальных явлениях, особенно в творчестве) будет рассматриваться, как механизм простых и вроде бы однообразных действий, переводящих, тем не менее, материю в энергию, а материальное – в духовное...

- Когда про тебя говорят: «не от мира сего», не обижаешься?

- Конечно, нет. Я не могу просто жить, то есть быть «от мира», мне, как и моему журналу, и нашим читателям, все время хочется понять этот мир, его волшебное начало. Что-то поймешь, и тут же возникают новые вопросы, то есть все время находишься в процессе познания, как бы в вечных учениках. Иногда думаю, что если б люди были настроены на познание, всю жизнь учились, то меньше было бы гордыни, самомнения, и мир был бы добрее…

беседу вёл  Лазарь Модель.

Назад к списку новостей