Девочка-вундеркинд: Знакомство

Девочка-вундеркинд: Знакомство

Все события этой документальной повести реальны. Автор несёт полную ответственность за описанные факты. Странная, малопонятная для нашего разума история общения Ирины Егоровой с представителями внеземной цивилизации длилась на протяжении 6 лет – с 1991 по 1997 год. Это было столь значимо в её жизни, что и по прошествии многих лет она вспоминает о пережитом с теплотой в душе.

Глава I: Инопланетянин и девочка-вундеркинд. Знакомство

Год 1991-й, ноябрь, Москва.

Одиннадцатилетняя девочка вошла в квартиру вслед за своей подругой. Она сняла сапоги, надела предложенные ей тапочки и скромно, явно стесняясь чужого места, прошла через маленький узкий коридор в большую комнату, служащую гостиной.

Для лишённых излишества квартир Советского Союза комната была хорошо обставлена. Посередине стоял стол, зеркальная поверхность которого переливалась оттенками чёрного, вдоль стены возвышался шкаф для одежды из красного дерева, рядом находилась горка – гордость хозяев квартиры, у противоположной стены – книжный шкаф, тоже из красного дерева, весь уставленный подписными изданиями, а чуть поодаль – двуспальная софа, сложенная, чтобы можно было сидеть.

Ира оказалась здесь совершенно случайно. Подружка неожиданно предложила зайти к ней в гости, когда они уже прощались внизу у подъезда.

Вслед за девочками вскоре пришёл старик, седовласый и несколько сутулый, очень красивый в свои шестьдесят с небольшим лет, затем молодая женщина лет тридцати, крашенная блондинка, с таким же белокурым шиньоном на голове, ещё одна дама зрелого возраста, державшаяся с загадочной величавостью, и наконец хозяйка дома – Пелагея Ивановна, бабушка Ириной подруги.

Пелагея Ивановна совсем не выглядела старушкой. Это была статная, красивая, несмотря на преклонные годы, женщина. Она вела себя спокойно, уверенно, с какой-то внутренней глубиной и достоинством. Проступавшая сквозь тёмные волосы седина совершенно её не портила, а напротив, придавала благородную степенность.

На девочек никто не обратил внимания, и они тихо уселись на софу.

Ранние ноябрьские сумерки пробивались слабым светом уходящего солнца сквозь небольшую полоску незадёрнутых штор, наполняя комнату какой-то таинственностью и неповторимым очарованием спускающегося вечера, когда небо уже темнеет, а луна ещё не взошла.

Все присутствующие разговаривали вполголоса, словно готовясь к чему-то необычному…

Затем Пелагея Ивановна задёрнула шторы и усадила гостей за круглый стол, на середину которого уже была поставлена зажжённая свеча. В комнате воцарилась мёртвая тишина. Было только слышно, как на кухне гудел с дребезжанием холодильник.

Между тем собравшиеся затаили дыхание, то и дело боязливо поглядывая на горевшую тусклым пламенем свечу…

На столе перед Пелагеей Ивановной лежал белый лист бумаги с нарисованными по кругу буквами, а на бумаге – перевернутое кверху дном блюдце, с краю которого была выведена маленькая стрелочка.

Сделав небольшую паузу, словно слушая тишину, Пелагея Ивановна негромко спросила:

– Изольда Генриховна, Вы спуститесь к нам?

В этот момент пламя свечи задрожало, и все присутствующие замерли в ожидании: Пелагея Ивановна вызывала дух умершей матери блондинки. Затем огонь стал колебаться из стороны в сторону – так, словно, на него специально подули.

– Изольда Генриховна, Вы слышите нас? Вы можете ответить на наши вопросы? – продолжала Пелагея Ивановна, и тарелка под её рукой вдруг «заходила» ходуном, а затем начала бешено вращаться.

Тогда Пелагея Ивановна, которая выступала сейчас в качестве медиума, стала задавать тарелочке заготовленные вопросы, а стрелка на тарелочке замирала напротив букв, из которых складывались ответы.

– Мама, как тебе «там»? – этот вопрос особенно волновал блондинку.

– Смерть – раскрепощение, – последовало в ответ.
– А как душа отлетает наверх? – поинтересовался седовласый мужчина.
– Раз – и ты в ином мире...

Находясь в стороне от происходящего, Ира услышала, как кто-то ей на ухо прошептал: «Не смотри туда, спиритизм – это плохо».

Девочка-вундеркинд вздрогнула от неожиданности. Она обернулась: никого рядом не было. Но ведь она явно услышала чей-то голос. Ира понимала, что это совсем не связано с тем, что совершалось за столом, но не могла понять, кто говорил с ней.

– Мама я выйду замуж? Кто мой суженный? – продолжала спрашивать дух матери молодая женщина.

На минуту тарелка замедлила свой бег, потом чуть медленнее, чем обычно, на кругу по очереди обозначились буквы: О. Л. Е.Г.

Прочитав имя, блондинка так красноречиво вздрогнула, что окружающие не могли не понять: женщина знала, о ком шла речь.

Тем временем спиритический сеанс всё меньше занимал Иру. Обеспокоенная странным «шёпотом», девочка незаметно поднялась со своего места и, попрощавшись с подругой, отправилась домой.

«Нет, наверное, это всё-таки мне почудилось, – думала Ира. – Ну, в самом деле, ведь никого рядом не было», – продолжала она говорить себе, не замечая, как шёл снег, который кружился в воздухе, ложился на плечи, летел в глаза – так что приходилось зажмуривать их, а потом протирать ладонью, от чего та становилась мокрой и холодной.

Снег и солнце

Растворившись в своих мыслях, Ира не обращала внимания на прохожих. Она даже не заметила, как оказалась возле подъезда.

Вызвав лифт, девочка поднялась на пятнадцатый этаж и, открыв ключами дверь, буквально влетела в квартиру. Лишь оказавшись в знакомой обстановке, Ира окончательно поняла, что она в безопасности. Войдя в комнату, она присела на стул и, решив себя ещё раз проверить, мысленно вновь обратилась к тому самому голосу: «Кто ты? Тебя можно увидеть?» 

«Повторяй последовательность чисел, когда увидишь точку, начинай раскручивать её против часовой стрелки», – прозвучало в ответ.

Ира медленно повторила последовательность чисел, и действительно перед её взором возникла мерцающая точка. Как ей было сказано, она мысленно стала раскручивать странное геометрическое тело в обратную сторону по отношению к ходу часов, и тогда перед ней всплыл призрачный образ мужчины.

Он был невысокого роста – примерно 170 см – астенического телосложения, молодой блондин с короткими волосами. Черты лица – тонкие, правильные. Губы яркие, алые, чётко очерченные, будто на картине. Выразительные глаза отражали синеву неба, а цвет кожи лица был, наоборот, белым, точно выпавший первый снег. Но самыми необычными оказались уши. Они были очень подвижны, что, впрочем, не производило пугающего или отталкивающего впечатления.

Незнакомец дружелюбно кивнул Ире, и как только она смогла его рассмотреть, быстро пропал из виду.

А вечером пришла с работы мама Иры – Ольга Ивановна. Не успела женщина войти, как дочь, волнуясь, рассказала ей о том, что с ней произошло. Первой реакцией матери был испуг: "Господи! Что с дочкой?"– пронеслось у неё в голове.

Поняв это, Ира робко спросила:
– Мама, ты не веришь мне?
– Нет, верю. Просто как-то необычно, – ответила, пожимая плечами, га Ивановна. – А я тоже могу с ним поговорить?
– Давай попробуем, – предложила девочка. – Закрой глаза и называй вслед за мной числа. Когда увидишь точку, попытайся её раскрутить.

Ольга Ивановна старательно повторила нужные числа и действительно увидела точку. Однако, как ни пыталась она раскрутить появившуюся точку, у неё ничего не выходило.

– Да, у мамы вряд ли получится, – услышала тут Ира голос незнакомца.

Девочка передала матери его слова, та улыбнулась и больше не стала мучить ребёнка. Через некоторое время Ира легла в постель и забылась сладким сном. Утром надо было идти в школу…

Назад к списку новостей