Девочка-вундеркинд: инопланетянин и девочка (продолжение)

Девочка-вундеркинд: инопланетянин и девочка (продолжение)

Год 1994, июнь, Москва.

Старенькое, чёрное пианино было чуть расстроено. Играя на нем, Ира пела песню об уходящем детстве. Её голос звучал нежно, лирично, с легкостью беря высокие ноты, и Катя – лучшая подруга, пришедшая в гости, сидела рядом на стуле и смотрела на Иру с откровенной завистью.

Девочка играет на пианино

Катя и Ира были антиподами, может, поэтому они и тянулись друг к другу, подружившись ещё в детском саду. И, несмотря на то, что внешне они были очень похожи – симпатичные, круглолицые, с заколотыми в хвостик каштановыми волосами, ниспадавшими до плеч (в школе их так прозвали «сестрички»), характеры у них существенно разнились. Ира не терпела обмана, никогда никуда не опаздывала, любила чёткость и ясность в отношениях, оставаясь при этом скромной и стеснительной. Она не стремилась «выделяться», но так само получалось, что она всё пропускала через свою «призму» и часто привлекала к себе внимание.

Катя, напротив, была от рождения рассеянной, немного лживой, хитроватой, старавшейся, в отличие от подруги, «не выпадать из ряда». Неудивительно, что со временем девочек стало сближать немногое: меланхоличное настроение, консервативность взглядов на девичью мораль, да, пожалуй, игра в четыре руки на пианино.

Закончив петь, Ира спросила:
– Хочешь, сыграю тебе свою композицию – недавно её сочинила?
– Да, с удовольствием, – ответила Катя.

Извлекая лучезарные звуки, Ирины пальцы летели сегодня по клавишам старого пианино, точно птицы – так что композиция звучала завораживающе красиво.

Прослушав композицию, Катя спросила:
– Давно ты сочиняешь музыку? Я не замечала раньше за тобой такого таланта!
– Нет, – сказала Ира. – Это стало со мной происходить с тех пор, как я познакомилась с СиЛом.
– У тебя что, появился парень? – изумилась Катя.
– Это не парень, – простодушно пояснила Ира. – Он «неземной» человек.
– Кто, кто?!...
– Кажется, инопланетянин, хотя точно он мне пока не сказал…
– Ты что, с ума сошла? – воскликнула Катя. – У тебя «глюки»? Так тебя бояться надо!

две подружки

Ира ничего не ответила. Она лишь отвернулась к стене: в глазах у неё стояли слёзы.

С тех пор Ира прекратила общаться с Катей и очень переживала из-за этого.

Надо заметить, что Ира с детства росла чувствительной и легкоранимой натурой. Она могла на людях ничего не сказать, а, уединившись, разрыдаться от нанесенной кем-то обиды или неосторожно сказанного слова.

Сейчас же с Катей всё было иначе. Подруга не просто обидела её, а прямым текстом сказала, что она не такая, как все. Как же горько это было слышать от человека, с которым ты был рядом с самого детства и на понимание которого ты так рассчитывал!

Вскоре о том, что девочка и инопланетянин общаются, узнала ещё одна Ирина знакомая – Рита. И её реакция на Ирин «контакт» оказалась не менее странной. Заходит Ира как-то за Ритой домой, открывает ей, как обычно, Ритина мама. Тут раздаётся знакомый лай пуделя, и Ритина тень мелькает за закрывающимися дверями комнаты. Мама мнется от неудобства и, запинаясь, говорит:
– Ой, Ирочка, это ты? Как хорошо, что ты зашла. Только Ритулька недавно с собакой ушла погулять, нескоро вернется.

Видя всё это, Ира, однажды столкнувшись на улице с Ритой, спросила её напрямик:
– Скажи мне, что происходит? Ты как будто прячешься от меня.
– Ты знаешь, – ответила Рита, – мой папа часто говорит мне: передавай привет своей «сектантке». Это он про тебя. А я жалею тебя, но, если честно, боюсь…

Ничего не сказав в ответ, Ира ушла. Она долго бродила по району и вернулась домой поздно вечером.
– Что с тобой? – спросила мама. – На тебе лица нет.
– Ничего, – ответила Ира, – просто задержалась, вот и устала.

Быстро сняв ботинки у входа, она тут же ушла в свою комнату, чтобы ни о чем не разговаривать.
«Может быть, я и в самом деле ненормальная? – иногда спрашивала себя Ира. – А что, если я действительно сошла с ума, раз подруги стали так ко мне относиться?»

Очевидно, девочка ещё не знала, не сталкивалась с тем, что всё выходящее «за рамки» у окружающих всегда вызывает такое отношение. Порой срабатывает просто чувство зависти: «А почему это есть у неё, а не у меня?». А ещё чаще люди думают: «Этого не может быть. Я – то этого не знаю, не переживал этого сам, не видел своими глазами…»

26626612_s.jpg

СиЛ же окончательно развеял Ирины сомнения:
– Когда люди безумны, они не думают о том, безумны они или нет. Они этого не понимают и своё состояние не анализируют. Но ведь я предупреждал тебя: не нужно без моего спроса никому обо мне рассказывать…

Впрочем, не все воспринимали теперь Иру как девочку «со странностями». Наш мир полон противоположностей. Кто-то сразу поверил в то, что с ней происходят вещи загадочные, но вполне серьёзные.

К примеру, подруга Ириной мамы Мария Павловна ни на минуту не сомневалась в Ирином «контакте». Будучи женщиной умной, образованной, она просто восприняла происходящее с Ирой как факт.

Также с пониманием отнёсся к этому и Ирин двоюродный брат Дима, который был намного старше Иры. Он стал часто приезжать к Ире в гости, чтобы почитать её «космические» дневники. Как правило, после их прочтения, он погружался в глубокие размышления или шёл в библиотеку, чтобы отыскать там что-нибудь подобное…

Были и те, кто обращались к Ире за помощью, не понимая, что «экстрасенсы», ставшие очень популярными в то время, и «контактеры» – совсем не одно и тоже. Так, однажды Ире передали фотографию старого мужчины, пропавшего без вести, попросив определить, жив он или мёртв. Ира ушла в свою комнату, заперлась там и долго работала с фотографией. Трудно сказать почему, но она явно ощущала, присутствие человека на Земле. Поэтому она сказала, что человек жив.

Конечно же, расстройству девочки не было предела, когда позже выяснилось, что мужчина был найден на улице мертвым.

космос туманность

В свою очередь, СиЛ спокойно воспринял известие об Ириной ошибке (ведь между инопланетянином и девочкой была настоящая дружба).

– Ну, да, ошиблась, ну и что? – сказал он. – У всех свои пределы возможностей и свои ограничения в области тонкого «зрения и слышания». У кого-то эти способности работают на одно, а у кого-то на другое. Кто-то лечит, кто-то получает научную информацию из Космоса, а кто-то пишет стихи и музыку. Ты – «контактер», а не «экстрасенс».

А ещё был случай, когда Ольга Ивановна отвела дочь к друзьям детства, которым рассказывала об Ире.

В компании присутствовал человек, чьё лицо Ире показалось очень знакомым, но она никак не могла вспомнить, где видела этого мужчину. Именно он и задавал Ире вопросов больше всех остальных: как она общается с СиЛом? откуда он? был ли дар телепатии у девочки раньше или открылся лишь теперь? владеет ли она гипнозом?

По дороге домой мама сказала Ире, что с ней говорил известный на всю страну психолог и психиатр, у которого много книг и которого часто показывают по телевизору. Ира вздохнула с облегчением, вспомнив, наконец, где видела этого человека.

Так или иначе, постепенно неоднозначная реакция людей на «контакт» с СиЛом стал очень напрягать Иру. Девочка устала и нервно измоталась. Она стала непроизвольно уединяться и поэтому часто ездила к бабушке, чтобы быть подальше от всех.

Так было и в то воскресное утро. В вагон, где ехала Ира, на одной из остановок влетела, сбив на ходу старушку, плотная, приземистая женщина. Женщина была не старая, но ранние морщины и обветренное лицо делали её старше своих лет.

Вслед за женщиной вкатились огромные баулы, которые женщина тащила в руках, и всё это «великолепие» бесцеремонно плюхнулось на сиденье рядом с Ирой. А чуть поодаль, осмотревшись, не мешает ли кому, скромно уселась и та самая старушка.

космос земля

Наблюдая за всем этим, Ира задремала. Разбудил её голос СиЛа, звучавший, как всегда, откуда-то издалека:
– Пришло время, и теперь мы с тобой будем записывать «АЛЛИЮ»…
Иру поразило не столько само название, сколько неожиданный час общения.
– «Аллию»? А что это? – мысленно спросила она.
– Физвестическое учение об устройстве Вселенной.

Не спрашивая больше ни о чём, девочка невольно подалась в сторону от своей соседки, которая, судя по всему, ехала торговать на рынок, а затем прижалась к окну у края сиденья и достала из сумки ручку и тетрадь.

– Наука Земли отличается от науки Космоса, – начал СиЛ, – но люди почему-то не учитывают этого. Например, я с их точки зрения – бестелесный, хотя, на самом деле, я наделён телом, правда, не биологическим.

Ира записывала, улавливая каждое слово, пока она не проехала свою остановку и ей не пришлось возвращаться назад. Впрочем, она ничуть не сожалела об этом – так увлечена она была рассказом СиЛа.

Назад к списку новостей