Девочка-вундеркинд: ведущий Комиссаров

Девочка-вундеркинд: ведущий Комиссаров

Год 1996-й, сентябрь, Москва.

Редакция литературного журнала, куда Ира принесла своё стихотворение «Влюбленный в Безмолвие» отличалась от других изданий. Тут не сновали журналисты с деловым видом по коридору, перемещаясь с таким важным видом, что сразу становилось ясно – именно они здесь главные, не было задымлённых комнат, где можно было «вешать топор в воздухе». Литконсультанты сами брали материалы у авторов, внимательно изучали их и потом выносили «вердикт».

Оставив свой труд, Ира через некоторое время пришла за ответом.
– Вы знаете, к сожалению, не могу вас порадовать, – сказал один из литературных редакторов издания. – Дело даже не в высокой планке, которую мы сами определили для нашего журнала. С точки зрения стиля у Вас восточное написание, что для России абсолютно бесперспективно…
Увидев расстроенное лицо девушки, он прибавил:
– Не расстраивайтесь так сильно. Вы только начинаете творческий путь.

Ира не заметила, как добралась домой. Внутри у неё была душевная боль, настолько острая, что ей казалось, будто отвергли не стихотворение, а её саму. Она прекрасно понимала, что дело не в редакции, и не в стихотворении, и даже не в том, что до литературного журнала она уже показывала своё произведение писателю, сказавшему, что всё это чересчур «духовно». Плохо складывалось всё. Всё вокруг. У неё давно не осталось ни друзей, ни даже хороших приятелей. В её контакт и верили, и не верили одновременно. А если и верили, то, конечно, не интересовались ею как личностью, а просто ждали от неё какого-то чуда.

девушка одиночество

Ира жила, точно в раздвоении миров. Прилетая на Прозерпину, как-бы хорошо ей там ни было, она ощущала себя гостьей. На Земле же она чувствовала одиночество и отвергнутость.

«Для чего я родилась на свет?» – спрашивала она тихо себя, сидя за письменным столом и в отчаянье сжимая руки.
В это время Ира увидела СиЛа. Он всегда появлялся в такие минуты.

– Чем ты так расстроена? – спросил он.
– Мне трудно объяснить. Меня люди не понимают. У вас на Прозерпине я не чувствую себя дома, хотя ко мне все очень доброжелательно настроены. А здесь, на Земле, я чужая. В доказательство тому не взяли мою поэму, сказав, что такое восточное написание никого не заинтересует…
– Ну и что? – невозмутимо сказал СиЛ. – Ты же знаешь, что многие знаменитые поэты и писатели были сначала отвергнуты, а потом получали признание. Что из-за этого переживать?
– Да разве дело только в этом? – обиделась Ира. Губы её задрожали, она с трудом сдерживалась, чтобы не расплакаться и не нагрубить. – И вообще я живу, словно в вакууме, и чем дальше, тем всё хуже.
– Ты не благодарна за то, что тебе уже дано, – твёрдо сказал СиЛ. – Многие мечтают получить сверхспособности, занимаются для этого йогой, медитациями, изучают книги и бывают несказанно рады, когда с годами или хотя бы в конце жизни обретают хоть что-нибудь из того, что доступно тебе сейчас. Ты же стала контактером в совсем юном возрасте и потому не осознаёшь, что это значит.
– Но разве я одна на Земле – контактант? – взволнованно спросила Ира.
– Нет, ты не единственная. И у каждого из вас – своя миссия.
– Но если я не одна такая, то почему я должна страдать от одиночества? Значит, я могу попробовать найти людей таких же, как я, и общаться с ними.
– У тебя ничего не получится, – возразил СиЛ.
– Почему? – с досадой опять спросила Ира.
– У всех у вас разные контакты. Да и характеры тоже разные, не самые простые...

Ира настолько разнервничалась от их беседы, что больше не могла выносить возражения СиЛа и отвернулась. СиЛ же, почувствовав это, просто исчез.

Однако через некоторое время, примерно неделю спустя, он снова возник перед её внутренним взором. Они поговорили на отвлечённые темы, и всё стало, как раньше. Они вновь слетали на Прозерпину. Впрочем, полеты туда для Иры стали повседневными, не такими яркими, как в первый раз… А вот желание встретиться с такими же, как она, контактерами, крепло в ней день ото дня, несмотря на все увещания СиЛа. Ира смотрела по телевизору все передачи про НЛО и контакты с ними, а таких передач в то время было очень много. Запретная в советские времена тема стала страшно популярной: «НЛО: необъявленный визит», «Непознанная Вселенная» и другие программы плавно сменяли друг друга. Сидя перед телевизором, девушка надеялась, что вот-вот дадут адрес какого-нибудь контактера или скажут, как с ним связаться.

Но шло время, а этого всё не происходило, и Ира начала уже отчаиваться, когда наконец ей повезло: они с мамой познакомились с известным уфологом, который, как выяснилось, поддерживал отношения с несколькими контактантами. Через пару месяцев он позвонил и предложил Ире встретиться с мужчиной и женщиной, которые, по его словам, тоже давно контактировали с Прозерпиной. Он хотел свести всех троих, чтобы сверить их рассказы и впечатления. Ира очень обрадовалось такой возможности, но мужчина с женщиной, к немалому удивлению и огорчению девушки, в последний момент отказались от встречи…

ufo.jpg

Прошло ещё полгода, и уфолог снова позвонил Ире и сообщил, что она приглашена на передачу, где соберутся другие контактанты и дети-вундеркинды. Узнав об этом, девушка разволновалась. С одной стороны, для неё это было очень важно, но с другой … Она никогда не была на телевидении. А что туда надеть, какое платье? И как нужно вести себя, если вдруг попадешь в объектив телекамеры? Эти вопросы не давали Ире покоя. Но вот долгожданный день наступил, и они с матерью поехали на Шаболовку.

– Шаболовка, телецентр, – звонко объявил водитель автобуса последнюю остановку.
Ира и Ольга Ивановна дождались, когда все вышли из передней двери, выбрались сами, и, пройдя немного вперёд, вошли в здание телецентра.
– Вам не сюда, – строго сказал лысоватый охранник на входе, взглянув на их приглашения.
– Как не сюда? – искренне удивилась Ира. Она была здесь первый раз и решила, что они не туда приехали.
– Ток-шоу ведущего Комиссарова проходит в здании напротив, – уже доброжелательнее пояснил охранник, видимо, сообразив, что стоящие перед ним люди просто «новички» и не знают расположение студий.

Запись началась точно в назначенное время. Включились огромные прожектора, излучавшие не только яркий свет, ослеплявший глаза, но и тепло, от которого становилось невыносимо душно. В зал вошёл ведущий, Валерий Комиссаров, громко на все большое, заполненное народом помещение, объявив, что сегодня речь пойдет о необычных явлениях: целительстве, экстрасенсорике, НЛО и… контактах с инопланетянами.

Передача оказалась очередным телевизионным представлением, отвечавшим всем законам жанра популярной темы: говорилось много и ни о чём. Выступавшие, к которым подходили помощники ведущего, рассказывали свои истории с надрывом, явно стараясь шокировать окружающих.

Кто часто случается, в результате самым значимым стало не само шоу, а то, что произошло ещё до начала его записи. Здесь Ира и Ольга Ивановна познакомились с приглашёнными в студию мальчиком и девочкой…
Эвелина, так звали девушка, была невысокой, худенькой блондинкой. Одним своим видом она выделялась среди других. Одета она была в какое-то народное платье, очень мило, со вкусом и в то же время привлекательно. Она первая заговорила с Ирой, и вскоре они уже беседовали так, будто давно знали друг друга.

Когда появился ведущий Комиссаров, Эвелину сразу провели в центр зала, поскольку она была одной из главных участниц передачи. Комиссаров представил всем новую Ирину знакомую, сказав, что она – целительница из Тулы и может лечить даже онкологию, если это не последняя стадия. Пока ведущий все это говорил, Ира с мамой уселись на свободные места и оказались рядом с мальчиком и красивой, ещё достаточно молодой женщиной – его мамой. Она была одета в синее сверкающее платье, усеянное изображениями луны и звёзд. А на мальчике были чёрные джинсы и тёмный свитер. Только фигура и лицо у него были странными. Весь облик его был почти женским, с довольно широкими бёдрами, хотя сам он был худощавого телосложения. Лицо его, несколько недружелюбное, с зауженными глазами, имело тем не менее правильные черты.

mgu.jpg

Выяснилось, что Валерий – так звали мальчика – уже учится в МГУ на факультете астрономии, поскольку несколько лет тому назад начертил космограммы, к которым профессора университета отнеслись с большим  вниманием.

Мать мальчика, Вера Петровна, сказала, что и отец Валеры, с которым она в разводе, был одарённым человеком в области математики, поэтому она считает, что свои способности Валера унаследовал от отца.

Валерий, слушая, как его мать рассказывает о нем, ничего не говорил, а потом шепотом сказал:
– У меня знания по астрономии от другой, неземной, цивилизации.
– Какой? – спросила Ира.
– Это система Альфа Центавра, и меня скоро туда заберут.

Увидев, что Ира общается во время перерыва с Валерием, к ней подошла Эвелина, и, отведя её чуть в сторону, предупредила, что не рекомендует ей с ним больше разговаривать. Ира спросила почему, но Эвелина ничего не ответила.

А ещё некоторое время спустя после телепередачи знакомые передали Ире телефон девушки Наташи, которая якобы была тоже контактантом. Наташа была на два года старше Иры. Она общалась с женщиной из другого мира, но, в отличие от Иры, не инопланетянкой. Больше о своём контакте Наташа ничего не знала, а через некоторое время она и вовсе подалась в религию, якобы «не справившись с информационным наплывом».

В результате получалось, что контактанты, с кем волею судьбы сталкивалась тогда Ира, либо мало рассказывали о себе, либо и вовсе не шли на разговоры. Отчего это происходило, было непонятно, и Ира сильно переживала, только изменить ситуацию она не могла.

Назад к списку новостей