Евгений Кулыгин: «Я ждал её семь лет» (часть первая)

Евгений Кулыгин: «Я ждал её семь лет» (часть первая)

Евгений Кулыгин, 43 года, образование – 7 классов средней школы, шофёр.  Не опубликовал пока ни одной своей работы, что связано отчасти с необычностью его творческого метода. Воздействие его личности на окружающих поразительно. В научных кругах Москвы этого красивого, высокого, сильного человека называют гением, друзья, у которых он останавливается во время коротких наездов в столицу, каждый раз удивляются обилию его новых оригинальных идей, а Валерий Неверов, нынешний президент концерна «Гермес», раз поговорив с ним, сказал, что отныне двери его дома всегда открыты для Евгения.




Шесть самодельных пушек, нацелив шестиметровые стволы в небо, в состоянии полной боевой готовности разместились на горке, поросшей редким сосняком. Сам экспериментатор долго и придирчиво выбирал место для своего «беспокойного хозяйства». Высматривал, где уже побывала молния, где больше сухих сосен с обгорелыми вершинами. Да и до жилья, чтобы было подальше (до ближайшей деревни – 15 км). Но всё равно не уследишь: как забредёт кто-нибудь сюда, так и унесёт обязательно, то изолятор, а то и саму «боевую единицу» потревожит. В крестьянском хозяйстве всё пригодится. За семь лет, пока готовился «опыт», чего только не случалось. Но в конце концов и сам привык ко всему, и другие тоже привыкли, не удивлялись, что живёт с ними в деревне человек, который надумал поймать молнию. И даже не поймать, а заставить её спуститься с неба прямо к нему, можно сказать, по его требованию.


Blitz.jpg

Зачем же мужику деревенскому молния, что с ней делать-то? Не валить же опять всё на непонятную русскую душу, тем более, что сейчас не только о русской, но вообще о душе говорить как-то неловко, особенно перед цивилизованными странами – не тот товар, не в цене нынче. Но кто ответит, почему Евгений Кулыгин, коренной житель тверской земли, воспринимает мир как единое, гармоничное целое, управляемое одним простым законом, открытым человеку, и должен он понимать всё – язык птиц и зверей, причины болезней и самого бытия.



Когда перед тобой феномен человеческой личности – встаёшь в тупик. И никакой опыт или научный эксперимент не могут объяснить, в чём тут дело. Почему Михайлу Ломоносова до сих пор склонны считать сыном русского императора Петра Первого?  Потому что феномен. Не могут понять дерзости, нестандартности поведения, таланта, универсальности ума философа-учёного, вот и ищут самое простое или понятное объяснение: ездил-де Петр Первый на север и как Зевс-громовержец, снисходил до прекрасных дочерей Поморья. Иначе и не обнаружились бы такие таланты в простом мужичке? А Евгений Кулыгин? Да, вполне может быть потомком Ломоносова, не случаен же их общий предмет интересов – гроза. А иначе – ничего не понятно.

Автор статьи: Нина Степанова

(Из альманаха "Мир непознанного" №22, ноябрь 1994 г.)

Назад к списку новостей