Лазарь Модель: Боль и скорбь стихотворения «Происхождение» Эдуарда Багрицкого

Лазарь Модель

Лазарь Модель: Боль и скорбь стихотворения «Происхождение» Эдуарда Багрицкого

Я не запомнил — на каком ночлеге
Пробрал меня грядущей жизни зуд.
Качнулся мир.
Звезда споткнулась в беге
И заплескалась в голубом тазу.
Я к ней тянулся… Но, сквозь пальцы рея,
Она рванулась — краснобокий язь.
Над колыбелью ржавые евреи
Косых бород скрестили лезвия.
И все навыворот.
Все как не надо.
Стучал сазан в оконное стекло;
Конь щебетал; в ладони ястреб падал;
Плясало дерево.
И детство шло.
Его опресноками иссушали.
Его свечой пытались обмануть.
К нему в упор придвинули скрижали —
Врата, которые не распахнуть.
Еврейские павлины на обивке,
Еврейские скисающие сливки,
Костыль отца и матери чепец —
Все бормотало мне:
— Подлец! Подлец!—
И только ночью, только на подушке
Мой мир не рассекала борода;
И медленно, как медные полушки,
Из крана в кухне падала вода.
Сворачивалась. Набегала тучей.
Струистое точила лезвие…
— Ну как, скажи, поверит в мир текучий
Еврейское неверие мое?
Меня учили: крыша — это крыша.
Груб табурет. Убит подошвой пол,
Ты должен видеть, понимать и слышать,
На мир облокотиться, как на стол.
А древоточца часовая точность
Уже долбит подпорок бытие.
…Ну как, скажи, поверит в эту прочность
Еврейское неверие мое?
Любовь?
Но съеденные вшами косы;
Ключица, выпирающая косо;
Прыщи; обмазанный селедкой рот
Да шеи лошадиный поворот.
Родители?
Но, в сумраке старея,
Горбаты, узловаты и дики,
В меня кидают ржавые евреи
Обросшие щетиной кулаки.
Дверь! Настежь дверь!
Качается снаружи
Обглоданная звездами листва,
Дымится месяц посредине лужи,
Грач вопиет, не помнящий родства.
И вся любовь,
Бегущая навстречу,
И все кликушество
Моих отцов,
И все светила,
Строящие вечер,
И все деревья,
Рвущие лицо,—
Все это встало поперек дороги,
Больными бронхами свистя в груди:
— Отверженный!
Возьми свой скарб убогий,
Проклятье и презренье!
Уходи!—
Я покидаю старую кровать:
— Уйти?
Уйду!
Тем лучше! 

Это стихотворение меня в своё время, что называется, «зацепило». По-настоящему. Однако, когда начинаешь его читать, поначалу создается впечатление, что его написал «антисемит». И ты встаёшь в «штопор». В стихах, антисеметизм …


Ну, в самом деле, кто еще мог написать такое:

… Над колыбелью ржавые евреи
Косых бород скрестили лезвия.

Но, как это часто бывает, не все так просто под Луной. И, вчитываясь дальше, ты явственно слышишь боль в сердце и ощущаешь скорбь жизни, которую мог испытывать только сам еврей, кем и был поэт Эдуард Багрицкий.


…Ну как, скажи, поверит в эту прочность
Еврейское неверие мое?

Нарастание драматизма идет по восходящей.

… И все навыворот.
Все как не надо.
Стучал сазан в оконное стекло;
Конь щебетал; в ладони ястреб падал;
Плясало дерево.
И детство шло.
Его опресноками иссушали.
Его свечой пытались обмануть.
К нему в упор придвинули скрижали —
Врата, которые не распахнуть.

И снова стоп! Разговор о СКРИЖАЛЯХ столь серьезен, что его нельзя вести «всуе».

Наверное, поэтому поэт возвращается к обычной жизни.

Любовь?
Но съеденные вшами косы;
Ключица, выпирающая косо;
Прыщи; обмазанный селедкой рот
Да шеи лошадиный поворот.

И опять все не ясно. Поэта хотели женить? На своей? Некрасивой еврейке? Или он не видел красивых «семиток»? Не видел Израильтянок?


Отношения со своим народом. Ничего себе …

... Но, в сумраке старея,
Горбаты, узловаты и дики,
В меня кидают ржавые евреи
Обросшие щетиной кулаки.

Что это? Отвержен народом? Сам ушел?

… И вся любовь,
Бегущая навстречу,
И все кликушество
Моих отцов,
И все светила,
Строящие вечер,
И все деревья,
Рвущие лицо,—
Все это встало поперек дороги,
Больными бронхами свистя в груди:
— Отверженный!
Возьми свой скарб убогий,
Проклятье и презренье!
Уходи!—
Я покидаю старую кровать:
— Уйти?
Уйду!
Тем лучше! 

Кто знает ...

Лазарь Модель.

Назад к списку новостей