Лазарь Модель: Часть 3-я. Предназначение.

Лазарь Модель

Лазарь Модель: Часть 3-я. Предназначение.

Глава 1.

Мистика в жизни писателей.

Настоящее искусство всегда связано с мистикой, тайной. Особенно, когда речь заходит о творчестве. Как-то на одном  из ток-шоу канала «Культура» Максима Дунаевского спросили: «Как он сочиняет музыку?» Известный композитор развёл лишь руками и поднял глаза кверху.

Примерно также о своём творчестве говорят и писатели. Борис Акунин  в выступлении перед читателями  рассказывал о том, как перед очередной книгой он ездил в Израиль, пояснив, что на  «Святую Землю» ездят  … за энергией. Похожие рассказы можно услышать от других писателей, как современности, так и прошлого, прочитав их дневники.

Удивительно, но когда речь заходит именно о писателях, то оказывается, что  не только их творчество, но и сама жизнь часто связана с какой-то мистической тайной, хотя они об этом даже не задумываются.

Несколько лет назад Стивен Кинг гулял по аллее рядом с домом. Именно там, вдали от больших магистралей, его неожиданно сшибла машина, взявшаяся неизвестно откуда. Один из наиболее известных в последние годы прозаиков мира попал в больницу. Любопытно, что точно такой же случай, описанный  ранее Кингом, произошёл с одним из героев его романа.

Михаила Александровича  Шолохова – апологета советской литературы и соцреализма трудно заподозрить в избытке религиозности или склонности к метафизическому восприятию мира. Однако и его жизнь была настолько связана с загадкой и тайной, что порой казалось только «рука» судьбы или Ангел – хранитель спасали его от неминуемых  репрессий и даже смерти.

Мало кто знает, что в 1938 году против  него готовилось   ложное обвинение в контрреволюционной деятельности. Обличить советского классика должен был чекист Иван Погорелов, арестованный  как пособник буржуазии. НКВД Ростова выпустило его на свободу для того, чтобы он участвовал в предстоящем громком процессе.

У бывшего сотрудника ВЧК не было выбора. Между тем, произошло непостижимое. Находясь на пороге гибели, чекист проникся к Шолохову дружескими  чувствами и …  предупредил о готовящейся провокации. Рискуя  собственной жизнью, он  отправился в Москву, где обо всём сообщил письменно Сталину.

Их вызвали в Москву на заседание ЦК:  Шолохова, Погорелова и ростовских нкавэдешников - Гречухина, Григорьева, Когана. Погорелов сумел документально  доказать свою правоту, после чего Сталин приказал впредь Шолохова не трогать. Со спасителем-чекистом Михаила Александровича до конца дней связывала искренняя дружба.

Ещё один любопытный факт из жизни писателя. В последние годы было очень много споров об авторстве известного романа Шолохова «Тихий Дон». При этом как-то уходило в сторону, что изначально одно из лучших произведений  было признано … контрреволюционным! Тем не менее, роман всё-таки был напечатан  по указанию всё того же Сталина.

Возможно, в другое время эти события можно было бы классифицировать как счастливое, не более того, стечение обстоятельств. Но для того времени  это было настоящим чудом. Как чудом было  и то,  что сам Шолохов сумел спасти многих честных  людей. Это мало кому удавалось даже из высокопоставленных лиц государства.

Анализируя жизнь ряда писателей, приходишь к парадоксальному выводу. С ними часто происходили странные, непонятные, порой невероятные события, которые иначе, чем «рукой судьбы» не назовёшь. Как правило, писатели лично не связывали свою жизнь с какой-либо «мистикой». Однако если отвлечься от привычного «материалистического» восприятия мира, невольно приходишь к  иному взгляду.

Однако, в «мистике» судеб целого ряда писателей / о чём говорилось выше,  можно было бы продолжить/  особый интерес представляют судьбы  тех литераторов, мистика жизни которых напрямую переплелась с их творчеством. И таких историй в мировой литературе немало. Одной из самых ярких из них является история жизни  Эдгара По ¬– основателя детективного  жанра. «Мистика» творчества писателя переплелась с «мистикой»  его  жизни, дав неожиданно сильный  резонанс.

О схожей судьбе другого литератора рассказывает в своём «Психопатолого-искусстведческом эссе» ученый Александр Недува. Автор исследует жизнь и творчество известного переводчика «Фауста» Гёте и многих стихотворений Гейне, популярного в середине Х1Х века во Франции, писателя  Жерара де-Нерваля. Неординарную биографию француза описал его современник Максим Дю-Камп, рассказав в ней о  болезненной страсти  к  водевильной актрисе, с которой литератор  никогда не был знаком лично.

«В биографии Нерваля, сделанное М. Дю-Кампом, – пишет Александр Недува, –описывается графическое изображение бреда писателя, нарисованное им соками цветов и трав в период   пребывания  его в лечебнице.

На этом рисунке изображена сложная космическая система, в центре которой, попирая земной шар и окружённая семью звёздами, находится женщина, воплощающая одновременно Женни Колон (так звали «любимую» писателя), Диану и святую Розалию. Яркое образное описание перенесенного острого психотического состояния содержит произведение Жерар де-Нерваля «Аврелия», где под именем главной героини фигурирует также Женни Колон».

Для писателя странным образом переплетались сны, которые он считал  явью  и окружающая  действительность. Всё это находило отражение в  творчестве. 

«…Автор описывает, как, выйдя из дому, он идёт по направлению к звезде, которая по его представлениям, имеет особое влияние на его судьбу. Дойдя до перекрёстка улиц, он решает сбросить с себя «земные одежды», начинает раздеваться, но тут полицейские забирают его.

Во время борьбы с полицейскими он принимает всякие предосторожности, чтобы не убить их, так как ему кажется, что он колоссально велик и наполнен электрическими зарядами. Находясь в полицейском участке, он лежит и видит, как над ним разверзается небо и является ему множество картин ярких и красочных. Он живёт как в калейдоскопе: картины, виды, толпы людей постоянно смеются вокруг него, и только одна Аврелия остаётся неизменным центром этого калейдоскопа фантастических видений и звуков, среди которых живёт сам автор», – рассказывает в эссе Александр Недува историю классика.

С жизнью этих двух писателей  странным образом перекликаются жизни двух русских классиков Х1Х века.

Исследователи творчества Ф.М. Достоевского убеждены, что роман «Игрок» был навеян ему автобиографическими мотивами. Писатель сам прошел через «мистику» увлечения рулеткой, испытав радость удачи и боль разочарования, отразив это «болезненное» состояние в своём герое, ставшего «одержимым».

Достоевский был не только самобытным писателем, прожившим бурную, яркую и сложную жизнь, но и чрезвычайно больным человеком, страдавшим эпилепсией. Учёные убеждены, что религиозность, «мистика» произведений прозаика также во многом исходит  из  «мистики» его жизни.

Ещё более загадочной и непонятной фигурой в мировой и отечественной литературе стал Николай Васильевич Гоголь. Достаточно вспомнить о тайне его кончины.

Когда перед смертью писатель заболел, врачи так и не смогли поставить точный диагноз. Много лет спустя, при перезахоронении Н.В.Гоголя в Даниловском монастыре было обнаружено, что обшивка гроба изнутри оказалась изорвана. Это дало основание предположить, что  писатель был похоронен … живым.

Словно предвидя возможность этого, писатель описал похожий случай в одном из своих произведений.

Такое происходило часто. Обострённое восприятие мира классиками литературы, вызванное их собственной судьбой, переносилась ими на бумагу. Так возникали нетривиальные, порой  гениальные произведения.

Лазарь Модель.

Назад к списку новостей