Великий русский актёр и шансонье Александр Вертинский (часть 1)

Лазарь Модель

Великий русский актёр и шансонье Александр Вертинский (часть 1)

Время формирует нас, а мы формируем время. Но есть люди, которые жили и остались жить вне времени. К ним относится и великий русский актёр, шансонье Александр Вертинский. Сказать, что было первично, а что вторично (актёрство или искусство барда) в этом талантливейшем и самобытнейшем человеке – трудно. Как трудно бывает отделить шелест летнего, тёплого ветра от шевеления листвы, которой он играет.

Это был и большой артист, и большой певец, автор-исполнитель своих песен, известный в  России и в мире, а ныне незаслуженно забытый. Ему рукоплескала дореволюционная Россия, рукоплескал Париж. А позже его песни, как и фильмы с его участием, пользовались огромной популярностью в Советском Союзе.

Depositphotos_30500959_xl-2015.jpg


Однако если сегодня выйти на улицу и спросить людей: «Вы знаете, кто такой Александр Вертинский?», вас спросят в ответ: «Он – репер или чей-то муж?»

Правда, объективности ради, стоит сказать, что в Советском Союзе больше были известны его дочки – великолепные актрисы Марианна и Анастасия Вертинские. О самом Александре Вертинском помнили по роли князя в фильме «Анна на шее» и ещё некоторым ролям. Но … знали песни актёра, которые одно время служили эталонным проявлением пламенной любви. И когда молодые люди, не обделённые интеллектом и шармом, устраивали дома романтический ужин с девушкой при спущенных шторах, выключенном верхнем свете и томной лампой на столе, то, как правило, они ставили пластинку с песней «Мадам, уже падают листья».

На солнечном пляже в июне 
В своих голубых пижама 
Девчонка - звезда и шалунья - 
Она меня сводит с ума. 
        
Под синий berceuse океана 
На жёлто-лимонном песке 
Настойчиво, нежно и рьяно 
Я ей напеваю в тоске: 
        
"Мадам, уже песни пропеты! 
Мне нечего больше сказать! 
В такое волшебное лето 
Не надо так долго терзать! 
        
Я жду Вас, как сна голубого! 
Я гибну в любовном огне! 
Когда же Вы скажете слово, 
Когда Вы придёте ко мне?" 
        
И, взглядом играя лукаво, 
Роняет она на ходу: 
"Вас слишком испортила слава. 
А впрочем.. Вы ждите... приду!.." 
        
Потом опустели террасы, 
И с пляжа кабинки свезли. 
И даже рыбачьи баркасы 
В далёкое море ушли. 
        
А птицы так грустно и нежно 
Прощались со мной на заре. 
И вот уж совсем безнадежно 
Я ей говорю в октябре: 
        
"Мадам, уже падают листья, 
И осень в смертельном бреду! 
Уже виноградные кисти 
Желтеют в забытом саду! 
        
Я жду Вас, как сна голубого! 
Я гибну в осеннем огне! 
Когда же Вы скажете слово? 
Когда Вы придёте ко мне?!" 
        
И, взгляд опуская устало, 
Шепнула она, как в бреду: 
"Я Вас слишком долго желала. 
Я к Вам... никогда не приду".

Между тем песня могла рассматриваться лишь как маленький штрих к портрету этого незаурядного человека.

Назад к списку новостей