Актер Олег Даль

SVETA SHIKHMAN

Актер Олег Даль

Олег Даль родился 25 мая 1941 года в городе Люблино (ныне район Москвы), в доме № 63 по ул. Московской, ныне — Люблинской (позднее дом 63 стал домом 111 стр.1; часть дома, в которой, в двухкомнатной квартире № 110 на третьем этаже, актёр появился на свет, снесена в 2011 году[2]). Отец — Иван Зиновьевич Жерко (1904—1967) — был уроженцем Воронежской губернии. В Москву приехал в 1920-е годы, окончил Московский институт инженеров транспорта (МИИТ) и затем тридцать с лишним лет проработал на Люблинском литейно-механическом заводе. Мать — Прасковья (Павла) Петровна (1906—1993), — учительница[3]. В семье Далей была также дочь — Ираида Ивановна (в замужестве — Крылова) (1933), племянница — Татьяна Антонюк.

Всю жизнь Иван Зиновьевич любил музыку, сам научился играть на мандолине, хорошо пел, в молодости занимался в театральной студии и писал статьи в газету «Гудок». Подписывался под статьями фамилией Даль. Когда в стране началась всеобщая паспортизация, Иван Зиновьевич воспользовался моментом, чтобы узаконить литературный псевдоним — вписал его в паспорт. Так он сделался Далем, а его брат — Дальским.[источник не указан 529 дней]

Детство Даля прошло в городе Люблино, во дворе дома № 63 по Московской улице. Во время школьных тренировок по баскетболу начались проблемы с сердцем. Со школьных же лет началось его увлечение творчеством: живописью, литературой. Во время учёбы в школе занимался в театральной студии Центрального дома детей железнодорожников.

В 1959 году Олег окончил среднюю школу и решил поступать в Высшее театральное училище имени М. С. Щепкина. Родители были категорически против этого, кроме того, Даль с детства картавил.

На экзамене в училище Даль читал монолог Ноздрёва из «Мёртвых душ» и отрывок из «Мцыри» своего любимого поэта М. Ю. Лермонтова. По результатам вступительных экзаменов Олега зачислили на первый курс училища (руководитель Николай Анненков). На курсе с ним учились Михаил Кононов, Виктор Павлов, Виталий Соломин.

В 1961 году Олег Даль был привлечён в качестве ведущего первых игр КВН. Был приглашён на эту должность режиссёром КВН — Беллой Сергеевой.

Даль был трижды женат, но детей ни в одном браке не было. В 1963 году женился на актрисе театра «Современник» Нине Дорошиной, однако брак вскоре распался. Второй женой стала актриса Татьяна Лаврова, этот брак тоже через полгода распался. В третий раз женился на монтажёре Елизавете Алексеевне Апраксиной (19 августа 1937—21 мая 2003), внучке литературоведа Бориса Эйхенбаума.

Первые роли
Дебют Олега Даля в кино состоялся в 1962 году в фильме Александра Зархи «Мой младший брат» по роману «Звёздный билет» Василия Аксёнова[3]. Тогда же Сергей Фёдорович Бондарчук приглашает Олега попробоваться на роль младшего Ростова в «Войне и мире» (но пробы Даль не прошёл — вместо него на эту роль режиссёр взял тогда уже очень известного и популярного актёра О. Табакова), а Леонид Агранович доверил ему главную роль в психологическом детективе «Человек, который сомневается» (фильм вышел на экраны в 1963 году). Также одна из первых ролей — Сеня в фильме «Первый троллейбус» (1963).

Герои Олега Даля в ранний период его творчества — его ровесники, живущие с ним в одно время. Даль наделял создаваемые им образы своими личными чертами, своим обаянием с оттенком грусти[3].

В 1967 году Олег Даль снимался в картине Владимира Мотыля «Женя, Женечка и „катюша“». Премьера картины, состоявшаяся 21 августа 1967 года, вызвала большой интерес у зрителей, но широкой известности актёрам не принесла, поскольку фильм по решению чиновников от культуры пошёл «вторым экраном» (тем не менее ленту часто показывали на периферии, и он пользовался большой популярностью в народе). Однако тогда же фильм Наума Бирмана «Хроника пикирующего бомбардировщика», в котором Олег создал образ обаятельного и умного стрелка-радиста Жени Соболевского, вышел на широкий экран, и об Олеге Дале узнала теперь уже вся страна[3], включая обе столицы. Его начинают приглашать сниматься ведущие режиссёры.

Даль создал широкую гамму образов на экране: Солдат («Старая, старая сказка»), кукольник (там же), Евгений Крестовский («Земля Санникова»), Учёный и его Тень («Тень»). В 1969 году актёр снялся в роли Шута в фильме «Король Лир» (режиссёр Г. Козинцев), на съёмках которого он познакомился со своей будущей третьей женой[4]. Роль Шута стала «знаковой» в творчестве Даля, эту роль высоко отметили не только советские, но и зарубежные (в частности, британские) кинокритики, а также исследователи творчества Шекспира.

Театр и кино

Олег Даль был прежде всего театральным актёром (хотя огромному количеству советских и российских зрителей он запомнился и полюбился своими ролями в кино). В 1963 году он получил приглашение в театр «Современник», где первые пять лет играл только роли второго плана. В 1968 году он сыграл Ваську Пепла в поставленной Галиной Волчек пьесе «На дне». Эта роль стала одной из самых ярких работ актёра в «Современнике». Вор Васька в трактовке Волчек был устремлённым к счастью и красоте человеком[3]. Спустя годы об этой роли восторженно отзывались коллеги Даля по цеху, работавшие вместе с ним в театре и на телевидении — Михаил Козаков и Константин Райкин. В дальнейшем Олег Иванович с успехом играл в спектаклях «Валентин и Валентина» М. Рощина, «Провинциальные анекдоты» А. Вампилова, «Из записок Лопатина» К. Симонова, «Принцесса и дровосек» М. Микаэлян и Г. Волчек. Одной из самых популярных театральных работ Даля в те годы стала роль Мужчины в спектакле «Вкус черешни». Спектакль «Принцесса и дровосек» (1969), в котором Даль сыграл одну из главных ролей, стал и его первым режиссёрским опытом[источник не указан 2078 дней].

В 1971 году на экраны вышел фильм-сказка Надежды Кошеверовой «Тень», где Олег Даль сыграл две роли: учёного Христиана-Теодора и его Тени. Учёный Христиан-Теодор, воплощённый на экране Далем, — добрый, милый неудачник в потёртом бархатном костюмчике, вечный юноша, ждущий встречи со сказочно прекрасной любовью, с приключениями. Но приключение внезапно оборачивается раздвоением личности, и Тень-Даль мечется среди андерсеновских декораций с длинными ломающимися пальцами, с лицом-маской, с повадками диких животных.

У Олега Даля был свой взгляд на вещи и собственное понимание творческого процесса. Он часто менял творческие коллективы и режиссёров. В 1971—1972 годах он работал в труппе Ленинградского драматического театра имени Ленинского комсомола. В 1971 году его приглашал во МХАТ Олег Ефремов и даже начал репетиции. 1973—1974 годы стали весьма плодотворными — Даль снялся в пяти картинах: «Звезда пленительного счастья», «Горожане», «Не может быть!», «Военные сороковые» и «Вариант „Омега“». В 1975 году Даль покинул «Современник» и поступил на режиссёрские курсы ВГИКа (мастерская И. Хейфица), но не закончил их[источник не указан 2078 дней].

В 1975 году Анатолий Эфрос предоставил Далю возможность осуществить его давнюю мечту, предложив роль Печорина в телеспектакле «По страницам журнала Печорина». Ещё будучи школьником, прочитав «Героя нашего времени» М. Ю. Лермонтова, Даль решил стать актёром, чтобы когда-нибудь сыграть главного героя повести. В 1977 году он снялся у Анатолия Эфроса в фильме «В четверг и больше никогда» в роли Сергея. Эта кинокартина (наряду с телефильмом «Отпуск в сентябре», который снимался в 1978 году и был полностью готов к началу 1979 года), стала одной из самых значительных работ Олега Ивановича в кино. Последней совместной работой Даля и Эфроса стал телеспектакль «Острова в океане» (1978). «Он был душевно очень высокий человек. Очень жёсткий, а за этой жёсткостью — чрезвычайная тонкость и хрупкость», — говорил об актёре А. В. Эфрос.

Встреча с Эфросом вновь вернула Олега Даля к работе в театре. В 1977 году он пришёл в Театр на Малой Бронной, где служил до 1978 года и сыграл несколько ролей, в том числе Алексея Николаевича Беляева («Месяц в деревне» И. С. Тургенева). Как вспоминал А. В. Эфрос про актёра в этой роли, «в серьёзной сцене он вскакивал, сняв ботинок, и гонялся за бабочкой — ловил, хлопал, убивал, и остановить его было невозможно».

Последние годы

Фильм «Отпуск в сентябре» (по пьесе А. Вампилова «Утиная охота», 1979) стал значительным этапом и одной из последних заметных работ (наряду с телефильмом «Клуб самоубийц, или Приключения титулованной особы»; премьера состоялась 12 января 1981 года) в творчестве Даля.

В марте 1979 года Олег Даль принимал участие в съёмках документального телефильма «На стихи Пушкина», в нём актёр читал стихотворения великого русского поэта, а также исполнил два романса на его стихи.

11 ноября 1980 года Даль вошёл в труппу Малого театра, где он один раз (31 декабря 1980) вышел на сцену в роли Алекса («Берег» Ю. Бондарева). Последней его работой в кино стала роль Виктора Свиридова в фильме «Незваный друг» (1980).

В конце 1970-х годов, после запрета фильма «Отпуск в сентябре» и постоянных отказов Олега от приглашений известных режиссёров, он постепенно заработал репутацию опального актёра. До 1977 года актёр в течение десяти лет был «невыездным», и ему не разрешали покидать пределы СССР[8]. В 1980 году с большим трудом удалось утвердить Олега на роль в картине «Незваный друг». Перед пробами произошёл конфликт с руководством студии «Мосфильм», который Даль пережил очень тяжело[9]. Знакомые и коллеги отзывались, что выглядел Олег в последние месяцы жизни очень плохо, был в состоянии нервного и физического истощения[10]. Известно также, что незадолго до смерти Владимира Высоцкого, в 1980 году, Олег Даль, поддерживавший с ним долгие годы дружеские отношения, был у него в гостях и читал ему свои новые стихи[источник не указан 878 дней].

В 1980—1981 годах — педагог ВГИКа.

Актёр злоупотреблял спиртным и принимал меры для того, чтобы превозмочь свою предрасположенность к алкоголю. По свидетельству вдовы Олега Ивановича, Елизаветы, у него было слабое здоровье и больное сердце[10]. Несмотря на это, работал он «на износ» и часто конфликтовал с режиссёрами, не желая сниматься в фильмах и работать в спектаклях, которые ему были не по душе[8], и которые он считал халтурными и далёкими от подлинного искусства.

Олег Даль скончался 3 марта 1981 года на сороковом году жизни в номере гостиницы «Студийная» в Киеве (ныне гостиница «Ника», по улице Довженко, 16[11]) во время творческой командировки. Ему предстояли кинопробы на главную роль в картине «Яблоко на ладони» режиссёра Николая Рашеева. По распространённой версии, сердечный приступ был спровоцирован употреблением спиртного, которое было противопоказано больному, «зашитому» противоалкогольной капсулой[8]. Вдова актёра, отрицая эту информацию, утверждала, что он просто скоропостижно скончался во сне «от остановки сердца»[12]. Похоронен 7 марта на Ваганьковском кладбище Москвы (участок № 12).

Творчество

Герои Олега Даля узнаваемы и своеобразны. Актёру была свойственна необычайная широта творческого диапазона — от детской сказки до трагедии. Интеллигентность и остроумие были свойственны ему с первого же появления на экране и на сцене театра[13].

Даль был чрезвычайно требователен к себе и разборчив при выборе роли. Режиссёры приглашали Олега наперебой, но он чаще отказывался, чем соглашался. Так, например, Олег Даль отклонил приглашение сниматься в роли Евгения Лукашина в фильме Рязанова «Ирония судьбы, или С лёгким паром!», у Гайдая в роли Хлестакова в картине «Инкогнито из Петербурга». В списке отказов Олега Даля: Динара Асанова (фильм «Беда», роль Вячеслава Кулигина), Олег Ефремов (спектакль «Медная бабушка», роль Пушкина), Александр Митта (фильм «Экипаж», роль бортинженера Скворцова), Михаил Козаков[4] (фильм «Безымянная звезда», роль Марина Мирою). Очень отрицательно актёр отзывался о своей работе в фильме «Земля Санникова», хотя картина пользовалась огромным зрительским успехом.

Даль позволял себе поступки, которые трудно понять, не зная причин, их вызвавших. Он мог внезапно уйти из театра и бросить постановку за несколько дней до премьеры. Так случилось во МХАТе с Ефремовым и с Эфросом в театре на Малой Бронной[14].

В то же время о роли Зилова в фильме «Отпуск в сентябре» Даль мечтал ещё с того времени, когда впервые прочитал пьесу Вампилова, и считал её своей. Также трепетно он относился к образу Печорина в телевизионном спектакле «По страницам журнала Печорина» (постановка Эфроса).

По мнению Анатолия Эфроса, Даль был воплощением современного актёра.

- Даль был замкнут, нервен и нетерпелив, убийственно остроумен, а иногда невыносим. Всё чувствительное и нежное в себе он прикрывал такими парадоксально обратными красками, что иногда брала оторопь.

В нём всегда был какой-то мятеж. И если попытаться разгадать, против чего он постоянно этот мятеж в собственной душе поднимал, я бы сказал — против всех нелепостей нашей жизни, против всех её уродств.

…Даль ничего не делал формально, у него всё наполнялось содержанием, и каким! Я торопился снимать, не спрашивал, понял ли Олег какие-то мои пояснения, а плёнка потом отражала не иллюстрацию к пояснениям, а нечто самостоятельное и значительное.

 Эдвард Радзинский так отзывался о нём:

- Он был болен одной из самых прекрасных и трагических болезней — манией совершенства. Он знал, как это играть надо, но нельзя было на этом безумном темпераменте, на этой беспредельной боли и нерве, на этих слезах в горле провести всю роль — так можно было только умереть…

Вениамин Каверин писал о творчестве Даля:

- Даль никогда не исполнял никаких ролей. Он просто существовал в своём собственном, неповторимом образе. Но его личность, как у каждого талантливого человека, менялась в той мере, в какой перемены эти были необходимы для воплощения того или иного художественного образа, который ему был предложен[14].

ВИКИПЕДИЯ.

p.s. Личная жизнь

В личной жизни Олега Даля было три официальных брака, но детей у актера не было ни в одном из них. Первый раз он женился в 1963 году. Избранницей Олега стала актриса «Современника» Нина Дорошина, но брак существовал недолго.

Вторую жену звали Татьяна Лаврова, она тоже была актрисой.

Третьей женой Олега Даля стала Елизавета Апраксина, которая доводилась внучкой литературоведу Борису Эйхенбауму. Они познакомились на съемочной площадке картины «Король Лир» в августе 1969-го, где женщина работала монтажером. Она была единственной из трех жен Даля, которая сумела сладить с его тяжелым характером. Влюбленные поженились и прожили вместе до самой смерти артиста. Даль гордился и любил свою жену, Елизавета окружила мужа женским вниманием и заботой. Она словно нашла тот ключик, которым открывались потаенные дверцы его души, и это помогло супругам жить в мире и согласии, несмотря на сложный характер любимого.


Назад к списку новостей