Екатерина Шерга: Елена Булгакова - третья жена Михаила Булгакова (часть 1-я)

SVETA SHIKHMAN

Екатерина Шерга: Елена Булгакова - третья жена Михаила Булгакова (часть 1-я)

О третьей жене Михаила Булгакова мы знаем и очень много, и очень мало. Годы, которые она провела вместе с писателем, та роль, которую она сыграла, или, вернее, то служение, которому она себя посвятила, добиваясь, чтобы его книги были опубликованы, все это давно и хорошо известно.

Но в ее жизни были и другие события, и другие переживания, и другие мужчины. Лучшее тому доказательство — длинная вереница фамилий, которые она носила. Елена Нюренберг-Неелова-Шиловская-Булгакова. (И если бы она захотела, этот список стал бы еще длиннее.) Об этом стоило бы рассказать именно потому, что сама она словно оставила в тени многие страницы своей жизни. Не потому, что лицемерила или намеренно скрывала правду. Просто отметала все лишнее и ненужное, все, не имевшее отношения к Булгакову.

«Пройдите мимо нашего счастья… »

Елена Сергеевна Нюренберг родилась 9, или, по новому стилю, 21 октября 1893 года в благополучной семье рижской чиновной интеллигенции. Ее мать, урожденная Александра Александровна Горская — дочь православного священника. Отец, податной инспектор Сергей Маркович Нюренберг, был лютеранином, принявшим православие, но происходил из немецких евреев, переселившихся в Российскую империю при Екатерине II.



В 1915 году семья переезжает в Москву, и в декабре 1918-го Елена Нюренберг выходит замуж за Георгия Мамонтовича Неелова, молодого офицера Красной армии и сына знаменитого актера Мамонта Дальского. Этот брак длился недолго. Уже через два года начальник штаба 16-й армии Западного фронта Евгений Шиловский уводит жену у младшего по званию. То было время невообразимого сочетания нового и старого, смешения всех обычаев, обрядов и традиций. Елена Неелова уходила от одного красного командира к другому красному командиру, но при этом непременно хотела венчаться в церкви. Поскольку это был второй брак, требовалось личное разрешение патриарха. Вместе с Евгением Шиловским она долго ожидала в его приемной. Появился патриарх — «седой, красивый, большой». Правой рукой он обнимал худого лысого человека, это был писатель Максим Горький, который как раз тогда, напуганный большевизмом, надолго уезжал из России. Проводив Горького, патриарх улыбнулся, рассказал смешной анекдот о двоебрачии и дал свое разрешение.

У Евгения и Елены Шиловских рождаются двое сыновей — Женя и Сергей. Шиловский, заслуженный красный командир, становится начальником штаба Московского военного округа. Для таких, как он, высокопоставленных военных государство строит дом по адресу Большой Ржевский переулок, 1. Соседи Шиловских — Тухачевский, Уборевич, Гамарник, блестящие, яркие люди. Через десять лет почти всех их расстреляют, но пока что обитатели этого дома ведут жизнь невероятно благополучную по меркам того времени. У жены командарма Шиловского была прислуга, у двух ее детей — няня-немка. В оживавшей после Гражданской войны Москве Елена Шиловская считается одной из самых ярких красавиц. Писательница Лидия Яновская рассказывала: «Она была прекрасна. И безусловно была королевой. Изящество сочеталось в ней с замечательной волей. Ее чувство собственного достоинства было прекрасно и сильно. Люди охотно становились ее…  рабами? Нет, не рабами — подданными».



Елена и Евгений Шиловские


Елена Шиловская с сыном Женей и няней Екатериной Буш, 1920-е

Это было написано про уже семидесятилетнюю женщину, и можно представить, какое впечатление она производила полувеком раньше. От природы она была гениально одарена тем, что сегодня называют эмпатией и эмоциональным интеллектом. Она садилась в такси, и с водителем, которого видела в первый и последний раз в жизни, сразу начинала общаться так, словно это был ее лучший друг. Но так же легко и свободно она общалась с писателями, артистами и музыкантами, которых очень любила видеть вокруг себя.

Еще она страстно любила красивые вещи — духи, косметику, хорошую обувь и особенно меха, которые ей очень шли. Однажды в трамвае пьяный красноармеец, потрясенный ее несоветским обликом, попытался устроить скандал. «Не в первый раз замечаю эту ненависть к шубе!» — отметила она в дневнике. Едва ли не каждый, кто вспоминал Елену Сергеевну, обязательно вспоминал ее шубы — как она небрежно скидывала их, когда приходила в гости, и как потом все мужчины смотрели только на нее.

Но в то же время эта красивая и кокетливая женщина была рождена для какой-то цели, для подвига, для поступка и сама хорошо это понимала. В одном из писем она писала сестре, секретарше Немировича-Данченко Ольге Бокшанской: «Ты знаешь, я страшно люблю Женю большого, он удивительный человек, таких нет, малыш самое дорогое существо на свете, — мне хорошо, спокойно, уютно. Но Женя занят почти целый день, малыш с няней все время на воздухе, и я остаюсь одна со своими мыслями, выдумками, фантазиями, неистраченными силами. И я или (в плохом настроении) сажусь на диван и думаю, думаю без конца, или — когда солнце светит на улице и в моей душе — брожу одна по улицам».




1935

В феврале 1929 года она встретила Михаила Булгакова. У них начался роман. У обоих были семьи, и ни он, ни она не собирались из этих семей уходить. В то время у Михаила Булгакова был один из худших периодов его жизни. Его пьесы «Багровый остров» и «Зойкина квартира» фактически запретили, его не печатали, ему отказывали в любой работе. Со стороны эта связь выглядела как абсолютное безумие. Узнавший о ней лишь два года спустя командарм Шиловский пригрозил жене, что не отдаст ей детей, и потребовал, чтобы она больше не встречалась с любовником. 25 февраля 1931 года Михаил Булгаков и Елена Шиловская попрощались, как они думали, навсегда. Елена Шиловская пообещала мужу, что не будет подходить к телефону, получать от кого-либо письма и выходить одна на улицу. Это немыслимое заточение длилось 18 месяцев.

Летом 1932 года она вышла из дома и отправилась в какое-то кафе. За соседним столиком увидела Булгакова и поняла, что это ее судьба (по другой версии, влюбленные через общих знакомых договорились о встрече в ресторане отеля «Метрополь»). Теперь речь уже не шла о тайной связи, Елена Сергеевна решилась на развод. Булгаков написал письмо Шиловскому: «Дорогой Евгений Александрович, пройдите мимо нашего счастья… » 4 октября 1932 года она стала женой Булгакова, «порвала всю эту налаженную, внешне такую беспечную, счастливую жизнь, и ушла к Михаилу Афанасьевичу на бедность, на риск, на неизвестность», как она потом вспоминала.

Дальше им были отмерены семь лет совместной жизни, которые изучены так подробно, что к этому уже особенно нечего добавить. Это был счастливый брак. Алексей Варламов, автор биографии Булгакова, писал о его третьей жене: «Она была тщеславна, капризна, порой неискренна и даже лжива, по-своему жестока и безжалостна; она безмерно любила наряды, украшения, обожала быть в центре внимания, особенно мужского, любила так называемые сливки общества и не любила неудачников…  Но она лучше изучила и точнее всех понимала Булгакова, угадывая самую сердцевину его существа». В эти годы Булгаков среди прочего пишет «Жизнь господина де Мольера», «Театральный роман», «Мастера и Маргариту», пьесу «Александр Пушкин» («Последние дни»). Его жена правит рукописи, перепечатывает их на машинке, комментирует, восхищается, дает советы, берет на себя переговоры с издательствами и театрами. Она ведет свой знаменитый дневник, который является драгоценным источником сведений не только о Булгакове, но и о литературной и театральной жизни Москвы 1930-х годов.

Екатерина Шерга.

Продолжение следует.

Назад к списку новостей