Сын Иосифа Бродского Андрей Басманов откровенно рассказал «Комсомолке» об отношениях со знаменитым отцом

SVETA SHIKHMAN

Сын Иосифа Бродского Андрей Басманов откровенно рассказал «Комсомолке» об отношениях со знаменитым отцом

Андрею Басманову сейчас 51 год. До этого он ни разу не давал больших интервью.Фото: Елена БЕЗГОДОВА.

С Андреем Осиповичем мы встретились на его выставке в Петербурге и продолжили разговор уже во время прогулки [эксклюзив].

Небольшой зал в музее Санкт-Петербургского госуниверситета увешан фотографиями. На них Петербург. Такой, каким его увидел сын одной из самых известных пар Ленинграда – Иосифа Бродского и Марины Басмановой. Здесь, в выставочном зале среди снимков дворов-колодцев, питерских крыш и силуэтов я жду Андрея Басманова. Впервые он решился выставить свои фотоработы. И впервые согласился рассказать о себе в «Комсомолке». Сейчас ему 51. Он похож на Бродского и не только внешне. Также слегка картавит. Бывает резок и прямолинеен. И также как отец любит котов.
«Я сам по себе, отдельная единица»

- Давайте только договоримся, вы не будете меня сравнивать с отцом в материале, - с порога предупреждает Басманов. - Я сам по себе, отдельная единица. Никогда не прикрывался именем отца. Даже наоборот: если мне в жизни попадались люди, которым я был интересен только как чей-то сын – прощался тут же! Вот по городу я с вами прогуляться могу, показать места, где Ленинград еще сохранился.

На предложение соглашаюсь. Басманов помогает надеть мне пальто, открывает дверь и ведет по Васильевскому острову. Это одно из его любимых мест в Петербурге. Проходим одну линию за другой… Басманов с горечью констатирует:

- Город уже не тот. Нужно успевать запечатлеть на пленку тот, старый Ленинград, без новоделов и синих заборов.

В центр города мы добираемся на автобусе. Проезжаем мимо Новой Голландии, где любили гулять Бродский и Басманова. Мимо дома Бенуа, в парадной которого молодой Иосиф ждал свою музу на лестнице. При мне Андрей Осипович достает телефон и делает снимки. В его объективе Петербург живой. И вне времени.

Чтобы поговорить, выбираем тихий дворик. Скамейки оставляют желать лучшего, поэтому Басманов снимает с себя куртку, бросает на лавку и командует: «Садись». Сразу оговаривает: отвечать будет не на все вопросы.

«Работал контролером в транспорте и на стройках»

- Андрей Осипович, почему вы всю свою жизнь пытаетесь скрыть родство с Бродским?

- Я просто не выпячиваю этот факт! Каждый «добрый человек» считает своим долгом меня с отцом сравнить: «Как похож»! «Пишите ли вы стихи»? Не пишу! Ко мне даже на улицах подбегают с вопросами, мол, не сын ли я Бродского? Зачем им это знание - в толк не возьму! Знакомым хвастаться: а мы, вот, сегодня видели! Я прожил 51 год не прячась ни за кого, но и обезьянкой в цирке быть не хочу. Знали бы вы, сколько я приложил усилий к тому, чтобы не быть внешне похожим на него!

- Такое внимание со школьных времен началось?

- В школе никто тогда не знал, чей я сын. Лишь когда отцу дали Нобелевскую премию в 1986, тогда начались свистопляски вокруг меня. Не могу сказать, что меня это сильно радовало. Но я к тому времени уже школу окончил. Я вообще за 9 школьных лет шесть школ сменил. Переезжали с мамой часто, даже в Москве успел поучиться. Но не люблю этот город. Петербург родной.

- Как в школе учились?

- Двоечником был (смеется). Я как и отец – гуманитарий. Люблю литературу, историю. Как и матушка – рисую. После окончания школы год отучился в ленинградском худучилище, но ушел оттуда. Как раз подъехала перестройка, я хотел работать и зарабатывать деньги.

- И где же зарабатывали?

- Где платили. И контролером в транспорте, и на стройках, и промышленным альпинизмом занимался. Все пережил: и перестройку, и 90-е, и когда годами зарплату не платили… Но из России никогда не хотел уехать. Хотя в 22 года, когда полетел к отцу в Штаты, он мне предлагал остаться.

«Отец общался со мной, как со своими студентами»

- Чем вам запомнилась эта поездка в Америку?

- Последний раз я видел отца в пять лет. Потом он навсегда уехал из страны. Но я его запомнил. Как, например, гуляли с ним и мамой у порта. Да и отец мне подарки присылал, письма маме. Когда мне было 22, он позвал в гости в США, а мне хотелось посмотреть на штаты. Но мы с отцом не нашли понимания. Мы в чем-то пугающе одинаковы. Оба жесткие, радикальных взглядов, упертые… но в тоже время у нас разное мировосприятие. Контакта не вышло: я был молодой и резкий, а он не имел опыта общения с собственными детьми. У него были студенты, молодежь. Это же другая история. Он общался со мной, как со своими студентами. Я казался ему неучем. Хотя я таким и был. Говорил отец со мной свысока, учил жизни. Меня это очень злило. У нас даже фотографий совместных с отцом не осталось. Неприятный осадок после поездки остался. Но я понял, что тогда, в Америке, он через меня ругается с мамой. И меня это безумно взбесило. Они так и не смогли «разрулить» до конца свои отношения. Но когда в 1996 году я приезжал на его 40 дней познакомился с Марией Соццани. Видно, что она его очень любила. Рад, что отец последние годы был счастлив.

- В одном из интервью друзья Иосифа Бродского рассказывали о вашем детстве и юности. Мол, рос сам по себе, мать вами не занималась…

- Знаете, чего я только про себя не слышал! И то, что Бобышев меня воспитывал, чуть ли не отчим мой. Хотя я видел его пару раз в жизни. Рос я не сам по себе. Меня воспитывала моя мама - Марианна Павловна Басманова. Матушка меня в кружки, секции не отправляла, но занималась мной. По своему: показывала город, учила видеть красоту. Она не научила меня каким-то бытовым вещам, она и сама не сильна в них. Много вложил в меня и дед Павел Иванович Басманов.

- А дедушка и бабушка по папиной линии?

Молчание.

- У меня один дед – художник Павел Басманов. Александр Иванович Бродский отказался посмотреть на меня. Бабушка Мария Моисеевна видела меня тайком от него один раз. Бродский-старший неизвестен мне, потому что он так захотел. Его воля была.

- А с сестрами поддерживаете отношения?

- С младшей, Анной-Марией, мы не общаемся. По-русски она не говорит и я не понимаю на английском. Она приезжала пару лет назад в Россию, мы увиделись. Анна славная, но… другая страна, другое время, другое поколение. Со второй сестрой Настей Кузнецовой мы общаемся периодически. Познакомились с ней в общей тусовке, еще в 80-х. Она пишет интересные песни, музыкант. Не всегда получается посещать концерты ее. Отец про нее никогда не говорил. Но я считаю, что она моя сестра.

«Я не скрываю, что не читаю его стихи»

- Читаете произведения своего отца?

- Некоторые я знаю. Но Бродского в списке моих любимых писателей нет. Кто есть? Точно не русская классика – ею в школе задушили! Лимонов мне близок. Нравится ранний Пелевин. Дома у меня и у матушки есть сборники Бродского. Не знаю, как мама, но я не часто их открываю. Чтобы не расстраиваться. Я и документальные фильмы про отца не очень люблю смотреть.

- Не нравятся?

- Нравятся, но не все. Снимались, в основном, не как серьезные исследования, а под влиянием моды. По конъюнктурным, скорее, мотивам. Я даже готов допустить, что там каждое слово - правда, но это не та правда, (об его личной жизни, например) время которой - пришло, или же придет,- в ближайшем будущем. Лет, через 50, не раньше, и то - хорошо подумавши...

- А почему он уехал, как вы считаете?

- Отец не был диссидентом – он лишь хотел писать стихи. Хотел, чтобы его печатали. Он, просто неудачно, (как я считаю), попал в этот «замес». Время было такое. Всей этой диссидентской мишпухе, позарез нужен был герой, знамя. Вот, из него и сделали. С другой стороны, в чем-то, это ему очень помогло. А Советская власть, просто не очень хорошо разбиралась «в тонких материях», ну и стала прессовать его, почем зря...

- Вас преследует рок сына великих людей?

- Смотря, что считать роком. С одной стороны, мне, необыкновенно повезло: во-первых, я познакомился благодаря этому с кучей безумно интересного народа, побывал в Штатах, в Венеции... Иногда думаю, а если бы я появился на свет в обычной советской семье? Конечно, это был бы уже не я. Но жил бы гораздо спокойнее, был бы целее во всех смыслах.

СПРАВКА «КП»

Иосиф Бродский - поэт и лауреат Нобелевской премии по литературе родился в Ленинграде в 1940 году. Писать стихи он начал в юности и большая часть его любовной поэзии посвящена красавице-художнице Марине Басмановой (она же М.Б.). История отношений этой пары непростая: родители так и не приняли их роман.

В 1963 году начались первые гонения на поэта. Его клеймили за «паразитический образ жизни», судили за тунеядство, несмотря на то, что Бродский зарабатывал как умел – писал стихи и делал переводы. За годы преследования он успел побывать в психиатрической больнице, тюрьме и ссылке. Именно в ссылку с ним отправилась и его муза, Марина Басманова, которая родила от него сына Андрея. Брак они так и не зарегистрировали.

В 1972 году Бродского вызвали в ОВИР и поставили перед выбором: эмиграция или «горячие денечки». Поэту пришлось покинуть родину. В Америке в 1986 году его талант признали и Бродский поучил нобелевскую премию. В Штатах он вновь обрел любовь – итальянку Марию Соццани. У него родилась дочь Анна-Мария, которая и стала единственной, не считая матери, наследницей поэта. Скончался Иосиф Бродский в 1996 году.

spb.kp.ru/daily/26878/3925164/


Назад к списку новостей