Ляля Черная

SVETA SHIKHMAN

Ляля Черная

Цыганская королева, примадонна и легенда театра «Ромэн» Ляля Черная была дочерью цыганской певицы Маши Поляковой и русского барина Сергея Киселева.

Ляля росла в имении родственников отца, Бабкино (там часто гостили Чехов и Левитан), а когда отец умер, с утра до ночи пропадала со своей мамой в цыганском хоре: то на репетиции, то на концерте. Она была такой хорошенькой, такой милой, что все называли ее — Лялька.

Она была такой хорошенькой, такой милой, что все называли ее — Лялька.

Это имя приклеилось к девочке раз и навсегда, почти вытеснило родное — Надежда, и стало ее творческим псевдонимом. С 11 лет по вечерам, после школы, Ляля начала танцевать «венгерку» в московских ресторанах. Когда она выходила на сцену, от ее танца нельзя было оторвать глаз. Цыганский хор гастролировал по всей стране, и в Грузии зрители вынесли Лялю на руках на улицу; несли по городу, рукоплеща и громко восхищаясь ее красотой и талантом.

Когда в 1930 году открылась студия первого в мире цыганского театра «Ромэн», Ляля пришла туда сразу же. Об огромных заработках в цыганском хоре пришлось забыть, но она пришла служить Искусству…

Ляля быстро стала примадонной театра, а в зрительном зале все чаще начал мелькать молодой и талантливый артист Художественного театра Михаил Яншин. Незадолго перед этим Яншин пережил сложное время: разрушился его брак с Вероникой Полонской, и это было широкомасштабное, на всю страну, представление. В 1930 году застрелился первый поэт страны, Владимир Маяковский. В предсмертной записке, которая позже войдет в школьные учебники литературы, он написал: «Товарищ правительство, моя семья — это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская. Если ты устроишь им сносную жизнь — спасибо».

«Товарищ правительство, моя семья — это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская. Если ты устроишь им сносную жизнь — спасибо».
Оказалось, что Вероника, или, как все ее называли, Норочка, встречалась с поэтом почти два года, но все не решалась уйти к нему от положительного и успешного мужа.

«Цыганская королева» заставила Яншина забыть о ветреной Норе. Ляля была прекрасна, как экзотическая птица, Яншин — гениален. Они были звездами предвоенной Москвы, и когда шли по улице, влюблено глядя друг на друга, все оборачивались и перешептывались.

«Ой, расскажи, расскажи, бродяга, чей ты родом, откуда ты…».

В 1936 году молодые супруги вместе снялись в фильме «Последний табор». Плясунья Ляля в этом фильме спела песню «Бродяга»: «Ой, расскажи, расскажи, бродяга, чей ты родом, откуда ты…». Песня стала народной, а Ляля — признанной певицей. После этого фильма все цыгане Советского Союза начали считать ее своей королевой. Через год Яншина назначили руководителем «Ромэна». Любовь, творчество — жизнь двух больших артистов переплелась еще сильнее.

В войну «Ромэн» был в эмиграции в Нальчике, туда же на гастроли приехал МХАТ. Вместе встречали новый 1942 год, была шумная вечеринка. Актер МХАТа Николай Хмелев подхватил Лялю на руки и унес с вечеринки к себе в номер… Целый год он ходил за ней, сгорал в пламени черных цыганских глаз, но не решался подойти, а тут… они оба как будто сошли с ума.

Целый год до этого он ходил за ней, сгорал в пламени черных цыганских глаз, но не решался подойти.

Хмелев был замкнутым, сложным, держал душу застегнутой на все пуговицы, но было в нем что-то такое, из-за чего Ляля предпочла его веселому, праздничному Яншину. Яншин страдал, болел, уволился из «Ромэна»… но такой это был человек, что остался другом и Ляле, И Хмелеву, а потом даже стал крестным отцом их сына Алеши.

В старости он сказал, усмехаясь: «да, жены от меня уходили, но к каким мужчинам! К Маяковскому! К Хмелеву!».

Николай Павлович Хмелев был редким интеллектуалом. Их прекрасная квартира была набита антиквариатом, книгами, картинами, пластинками. По стране ходили слухи: «видели Лялю на вокзале, грязная, с ребенком на спине, гадала пассажирам», а Ляля знала наизусть всего Пушкина, в изысканных вечерних платьях ходила на приемы к Сталину.

Ляля знала наизусть всего Пушкина, в изысканных вечерних платьях ходила на приемы к Сталину.

Со своим начальным образованием она уверенно держалась в любом обществе, с ней было интересно даже академикам. Актриса всю жизнь училась, читала, любила стихи, прекрасно разбиралась в музыке. И каждый ее мужчина был вел ее по жизни дальше, помогая стать лучше, интереснее, умнее…

Заслуженная артистка РСФСР, солистка Московского цыганского театра «Ромэн» Ляля Черная в центре) исполняет цыганские романсы в Театре Эстрады.

Лялино счастье с Хмелевым было недолгим. Он работал на износ, и вскоре после войны круглые сутки репетировал роль Ивана Грозного. Роль никак не давалась, артист нервничал, раздражался, еще глубже уходил в себя. И вот на генеральной репетиции у него закружилась голова, он упал и больше не встал. Ляля прибежала в театр, кричала, плакала. Но горячие цыганские слезы — не живая вода, оживить любимого они не могли.

Артистка осталась одна с сыном. Приходилось очень много работать, ездить на гастроли со спектаклями и концертами. Рядом снова оказался Яншин. Ляля и ее бывший муж попытались начать все заново, но ничего не вышло — жизнь слишком изменила их к тому времени, любовь прошла, ничего вернуть было нельзя.

Ляля больше не выходила замуж, шла за своей цыганской звездой, торопилась, как будто танцевала бешеный танец. Но у нее всегда были романы, например, она пять лет прожила в гражданском браке с артистом Евгением Вестником.

Ляля пять лет прожила в гражданском браке с артистом Евгением Вестником.

Мужчины сходили с ума по Ляле, бросал свои жизни к ее прекрасным ногам. Так, работника Военного трибунала Московского военного округа арестовали за то, что он брал взятки и тратил деньги на Лялю.

А для нее главным было искусство: в 50-х артистка сыграла свою самую звездную роль в «Ромэне» — Грушеньку по «Очарованному страннику» Лескова, до 1972 года играла в театре, снималась в кино. В 1976 году зрители рады были увидеть Лялю в фильме «Табор уходит в небо» в роли старой цыганки.

Могла снять с себя пальто и отдать бедно одетой женщине с маленьким ребенком.

Те, кто знал Цыганскую Королеву, вспоминают: она не замечала своей славы, и всегда оставалась собой. Всегда помогала людям, в 30е-40е годы постоянно собирала посылки на Север (многие ее знакомые были репрессированы), раздавала драгоценности, могла снять с себя пальто и отдать бедно одетой женщине с ребенком.

Эту женщину с горячими глазами и горящим сердцем не могли до конца понять даже мужчины, которые были рядом с ней. Редко зажигаются такие звезды, слишком ярко они сияют…

goodhouse.ru/stars/zvezdnye-istorii/cyganskaya-koroleva-lyalya-chernaya/

Назад к списку новостей