Морис Утрилло: Художник, алкоголик и гений

SVETA SHIKHMAN

Морис Утрилло: Художник, алкоголик и гений

История искусства страшно занятная штука. Ее творили люди неординарные, яркие, зачастую опережающие свое время. Но Морис Утрилло был как раз продуктом своего времени и буквально – своей среды. Любой из знаменитых художников, обитающих на Монмартре, мог быть его отцом. Его талантливая и разгульная мать – Сюзанна Валадон – понятия не имела, кто отец ее нервного, истеричного сына, который стал алкоголиком раньше, чем научился ходить.

Сюзанн Валадон была натурщицей (позировала Ренуару и Моризо), а потом стала первой женщиной, принятой во французский Союз художников. Но в раннем возрасте –до того, как она стала художницей, родился сын.

С рождения он был нервным — кричал так, что сбивалось дыхание. Бабушка во время таких приступов давала ребенку красное вино с бульоном – практика крестьянства.

Этот способ успокоить нервы остался у Мориса на всю жизнь.

Позже, в школе, учился он не очень хорошо, был вспыльчив.

Расшатанные нервы привели его в 19 лет в психиатрическую клинику, и в дальнейшем ему еще трижды пришлось принять лечение.

Однако врач дал его матери дельный совет: раз она сама художница, то пусть приобщит к рисованию и сына. Рисование стало для Мориса эмоциональной отдушиной, средством для поддержания душевного равновесия. Эксперимент с трудотерапией блестяще оправдал себя. И мир получил большого художника.

А дальше началась легенда. Легенда, рожденная на Монмартре – одна их многих, окружавших это чудесное место.

Она о гениальном художнике-алкоголике. В ней Морис Утрилло был потерявшим человеческий облик обывателем местных кабаков, готового продать очередной шедевр за рюмку абсента.

Эту историю в 1910-х очень любили рассказывать бармены Монмартра, заодно предлагая купить картину гибнущего художника — недорого, всего за 50 франков.

Но если учесть количество кабачков в этом районе Парижа и повторяемость легенды, то можно усомниться — а был ли Морис Утрилло таким уж пропащим человеком?

Или вернее другое предположение — не создал ли он мистификацию, позволявшую энергично вышибать деньги с туристов?

Морису Утрилло родился то ли от Ренуара, то ли от Дега.
Во всяком случае, так предполагала его мать.
К тому времени его веселая мать свела с ума композитора Эрика Сати, на полгода став единственной в его жизни любовью, но больше всего страданий она причинила Тулуз-Лотреку.

Анри Перрюшо в "Жизнь Тулуз-Лотрека" с большим сочувствием к своему герою описывает хитрости и уловки Сюзанны, при помощи которых она добивалась от художника всего, чего пожелает.

Склонность Валадон к эпатажу веселила парижскую богему.

Она могла разгуливать с пучком моркови вместо букета и безудержно баловала своих любимых кошек: в пятницу, постный день, они "как добрые католики" питались исключительно икрой вместо рыбы.

К моменту рождения сына ей было всего 18 лет, но оба предполагаемых отца отказались от ребенка.

Бедная Сюзанна рассказала, как обошлись с ней прославленные импрессионисты, малоизвестному испанскому художнику Мигелю Утрилло-и-Молинс.

Мигель тут же сообщил, что будет счастлив поставить свою подпись под работой Ренуара или Дега, и предложил руку и сердце.

Так маленький Морис Валадон получил фамилию, которую он впоследствии прославил.

tanjand.

tanjand.livejournal.com/3228134.html




Назад к списку новостей