Цены и продукты до революции

Цены и продукты до революции

"С 1 сентября 1908г. устанавливаются цены на вина и спирты в казенных лавках губернии: ведро казенного спирта в 40 (то есть, водка - авт.) - 8 руб.40 коп., столового вина - 12 руб., спирта в 57 - 11 руб.97 коп., спирта в 90 - 18 руб.90 коп., спирта в 95 - 19 руб.95 коп.

Для того, чтобы сориентироваться в ценах, отметим, что в 1908 году месячное жалованье повара было 14 руб., прислуги - 12 руб., полицейского - 40 руб., городского председателя - 200 руб. Казенное ведро - объем 12,3 литра.

Пуд ситного или два ведра водки?

В наши дни глаза разбегаются от продукции на торговых прилавках. Но, как говорится, "видит око, да зуб неймет". А всегда ли так было? Давайте совершим путешествие в недавнее прошлое. 85 лет назад в России народный учитель получал в год 250-270 рублей. В тогдашнем Елецком уезде Орловской губернии (ныне Липецкая область) зарплата учителя колебалась от 200 до 300 рублей.

Заработная плата рабочего, кстати, составляла всего-то 30 рублей в месяц. А теперь обратимся к книге "Средние общероссийские цены на главные продукты фабрично-заводской промышленности в России за 1914 год". Пуд мяса стоил 4 рубля 45 копеек, пуд масла коровьего - 16 рублей 50 копеек. Пуд колбасы можно было купить за семь рублей, а пуд рафинада - за три рубля семьдесят пять копеек. Не килограмм, а пуд. Для тех, кто запамятовал, напоминаю, что пуд - это 16 килограммов. Пуд белого хлеба обходился учителю в два рубля, а черный стоил один рубль. А какое раздолье было тогда для выпивох! Десять литров спирта стоили всего четыре рубля, а ведро водки - девяносто копеек!

Как насчет "коммунальных услуг"? За метр жилой площади платили по 18-20 копеек в месяц. Визит к врачу обходился в 20 копеек. Лекарства в среднем стоили десять копеек. Билет в кинематограф недорого - 18-20 копеек. Вот, правда, коньяк был дорогим - 60 рублей бутылка. Но раз в год учитель мог "разориться".

в 1849 г. пуд говядины I сорта стоил 6 р. 40 к., пуд ржаного хлеба – 3-4 коп., пуд стерляди –7 р. 50 к.; ведро водки (в зависимости от сорта) –5-16 руб.

В 1902 году ведро водки стоило 4 рубля, хромовые сапоги - 2 рубля, кирзовые - 1 рубль, фунт мяса - 40-60 копеек, фунт ситного хлеба - 3 копейки, 20 ложек - 50 копеек.

В мирное время командир расквартированной на Комаровке (это в Минске) 3–й батареи капитан Леонтий Николаевич Вноровский (коллежский асессор, по нынешнему — майор) жалованья и столовых денег имел в месяц 145 руб. Вдобавок ему выплачивались квартирные — до 544 руб. в год, плюс денщицкие деньги — 10 руб. в месяц, а также подъемные суммы на обзаведение лошадью, сбруей и прочей амуницией. Во время полевых учений выплачивались еще и порционные — до 3 руб. в сутки. Командир 30–й артбригады генерал–майор Леонид Федорович Гильфердинг в мирное время жалованья получал 350 руб. в месяц. Унтер–офицер — 22 руб., нижний чин — трешник.

А теперь пройдемся вдоль рыночных рядов и витрин магазинов губернского рынка, заглянем в кухни и кладовые горожан, а также, Госбанк империи. Что ценилось всегда во все времена и в первую очередь? Правильно, хлеб и золото. Так вот, в 1912 г. один фунт (0,45 кг) золота в Российской империи стоил 525 руб., а ржаной хлеб в минских булочных продавался по цене 0,5 коп. за фунт. А вот и цены на продтовары (также за 1 фунт): говядина — 12–20 коп., масло коровье — 40 коп., сахар — 9 коп., кофе — 86 коп., чай — 1,5 руб. За 1 пуд (16,38 кг) соли торговцы просили всего 7 коп., за аналогичный вес: муки пшеничной — 1 руб. 65 коп., меда — 8 руб., рыбы копченой — 6 руб., капусты квашенной — 3 руб., керосина — 1,5 руб.
В чем еще мы привыкли измерять благосостояние народа? Правильно, мужики! Так вот: ведро сорокоградусной хлебной водки стоило 96 коп.! Эх, житуха ж была… Ведро же хлебного кваса — 30 коп., а пива «Венского» (переименованного в советское время в «Жигулевское») — 1 руб. 24 коп. Вот еще небольшой прейскурант, позволяющий расширить горизонты нашего познания об уровне жизни предреволюционной родины:
кварта (1л) молока — 6 коп., бутылка винного уксуса — 17 коп. ;
простые яловые сапоги — 3 руб., ботинки — 3 руб., драповое пальто — 15 руб.;
карманные часы в стальном корпусе — 6–10 руб., электролампочка — 40 коп.;
велосипед марки «Россия» — 85 руб.;
музыкально–звуковой аппарат акционерного общества «Граммофон» — 50 руб.
аршин простого льняного полотна — 17 коп., тонкого — 55 коп., шелковой ткани — 1 руб.;
рабочая лошадь — 50–70 руб., офицерская лошадь — от 100 руб.; американский автомобиль марки «Ford–T» — 2.500 руб.
А что у нас с жильем? Ведь «крыша над головой» может значительно облегчить карман. Об этом скажет прейскурант коммунально–бытовой сферы. Месячный наем дешевой жилой комнаты где–нибудь на окраине Минска обходился рублей в пять. Квартира в центре города из 4–5 комнат с электроосвещением, телефоном, ванной, ватерклозетом и прочими прибамбасами (по–нашему, это как полный евроремонт) — от 100 руб. Номера в гостиницах с ресторанами («Европа», «Париж», «Брюссель» и др.) — от 1 до 6 руб., в гостиницах без ресторанов («Бельвю», «Купеческая», «Старо–Берлин и др.) — от 30 коп. до 3 руб. Меблированные комнаты (»Вильна«, «Кострома», «Смоленск» и др.) — от 15 коп. до 1 руб. в сутки. Пользование городским ночлежным приютом — 5 коп. Согласно установленным в Минске правилам, ночлежники получали ужин и чистое белье, а утром — 3 стакана чаю и кусок хлеба. Но пользоваться приютом одному и тому же лицу разрешалось не более 5 раз в месяц.

По штатам от 1816 года оклад российского офицера в год составлял: подполковника - 900 рублей, капитана - 600 рублей, подпоручика- 510 рублей. И это не считая «столовых денег» и денег «на представительство». Если учесть, что среднее жилье стоило чуть больше рубля в месяц, десяток яиц - 12 копеек, а фунт лучшего мяса - около 6 копеек

В 1602 году на территории нынешних русских областей России один килограмм ржаного хлеба примерно стоил 1 копейку того времени, лошадь стоила 3-5 рублей, бык - 1 рубль, корова - 80 копеек, килограмм соли - 0,75 копейки, изба новая с обстановкой - 10 рублей, пивная бочка - 75 копеек, книга "Нового Завета" - 50 копеек, ведро вина - 8 копеек, шкура бобра - 1 рубль, шкура соболя - 1,5 рубля.
За месяц работы плотник получал 25 копеек, чернорабочий - 9, рыбак - 14, грамотей при работе - 40, сторож - 3, человек при торговле - 30 копеек.

Вот некоторые данные из книги "Подарок молодым хозяйкам или Средство к уменьшению расходов в домашнем хозяйстве", 28-е издание, СПб, 1914 год (цена указана за фунт):
"Таблица приблизительных цен различных продуктов"
- ржаной муки - 3 1/2 коп.
- овсянки простой 4-5 коп.
- пшена - 4 1/2 коп.
- соли кухонной 1 1/2 коп.
- сахарного песку рафинада, лучшего сорта - 18 коп.
- -"- , худшего сорта - 14 коп.
- чая общеупотребительного - от 1,6 руб. до 2,4 руб.
- шоколада - от 60 коп. до 1 руб.
- макарон простых - 9 коп.
- вермишель - 10 коп.
- масла подсолнечного - 18 коп.
- масла сливочного 50-80 коп.
- сметаны - 20-25 коп.
- сыра русского - 30 коп.
- вырезки 1 сорта - 60-80 коп.
- -"- 2 сорта - 40 коп.
- говядины 1 сорта - 17 коп.
- -"- 2 сорта - 15 коп.
- -"- 3 сорта - 13 коп.
- свинины свежей - 12 коп.
- курица - 45-65 коп.
- судака - 10-12 коп.
- окуней - 10-15 коп.
- хлеба ржаного, простого, черного - 2 коп.
- хлеба "ситного" - 1 коп.
Мешок картошки - 1 рубль летом и 1,75 руб. зимой.
Любителям "ананасов с рябчиками":
фунт финляндской овсянки - 12 коп.
- масла чухонского - 40 коп.
- сыра швейцарского - 60 коп.
- тетерки - 35-45 коп.
- лососины - 35-40 коп.
- осетрины - 30-35 коп.
- семги соленой - 50 коп. - 1 руб.

Продовольственный рынок выглядел следующим образом 1716 год:
фунт хлеба — 2 денги, фунт сухарей — 1 алтын, четверть (209,9 литра) крупы — 3 рубля, фунт говядины — 1 алтын 2 денги, фунт ветчины — 2 алтына 4 денги, пуд свиного сала — 3 рубля 13 алтын 2 денги, фунт сливочного масла — 3 алтын 4 денги, кружка вина — 6 алтын 4 денги, пуд сушеной рыбы — 20 алтын, 8 пудов соли — 5 рублей.
Рыночные цены в Санкт-Петербурге на рубеже XIX–XX веков.
Пуд пшеницы — 97 копеек, пуд сахара — 6 рублей 15 копеек, ведро (12,3 литра) спирта — 3-4 рубля, ведро водки — 10-12 рублей, пуд керосина — 1 рубль 08 копеек. Дойную корову можно было купить за месячную пенсию капитана, генерал же мог за свое месячное пенсионное довольствие приобрести тройку лошадей, что по престижу того времени равнялось нынешнему роскошному «Мерседесу». Съем квартиры по стоимости был сопоставим с ведром водки. Покупка добротного дома в пригороде Москвы редко превышала 500 рублей.
1 алтын = 3 копейки; 1 копейка = 2 денги; 1 гривна = 10 копеек.

По состоянию на 2 июля 1698 года в Азовском флоте находилось всего 26 матросов, имеющих хоть какой-то морской опыт. Почти полное отсутствие в России профессиональных военных моряков вынудило монарха прибегнуть к найму иностранцев, которые, соблазняясь высоким денежным содержанием (до 60 ефимок [1]) и низкими ценами на продовольствие (разница с европейскими в 6-8 раз), охотно шли на службу в русскую армию и флот. К примеру, только в Голландии в 1687-1698 годах было нанято 346 матросов, 5 капитанов кораблей, 23 комендера, 35 поручиков, 17 штурманов, 34 боцмана, 51 лекарь и т.д.). При этом жалованье иностранцев было в 1,5-2 раза выше русских по национальности «служителей народа». К примеру, морской офицер-иноземец в звании капитана 2 ранга получал в год 455 рублей, денежное довольствие русского капитана составляло 300 рублей; штурман-иностранец ежегодно имел 156 рублей, русский — 120, боцман — соответственно 91 и 36 рублей.

В ноябре 1706 года Петр I издал указ «О производстве жалованья чинам флота», который устанавливал каждому моряку, согласно воинскому званию, сверх «окладных дач впредь во вся годы» прибавку в размере месячного оклада. Иными словами, вводился тринадцатый оклад.

При нахождении на берегу всем морским чинам отпускались кормовые деньги. Их размеры зависели от опыта морской службы, воинского звания и должности. Деньги, как и жалованье для отдельных категорий военнослужащих, даже и имевших одинаковое воинское звание, назначались строго индивидуально. Кроме того, при назначении кормовых денег обязательно учитывались средние розничные цены на продукты питания на данный момент. При этом размер кормовых денег для природных россиян был в несколько раз ниже, чем у иностранцев. Так, русский штурман получал 2 копейки в сутки, тогда как его сослуживец-иностранец — 10 копеек. Поэтому, кроме кормовых денег, некоторым категориям российских офицеров при нахождении вне корабля выдавалось еще и хлебное жалованье.

Рост цен, экономический кризис, инфляция, падение сельхозпроизводства — все это сопровождало период петровских реформ. К 1721 году северная столица Санкт-Петербург превратилась в самый дорогой город Европы. Сам государь писал, что «здешнее место дороговизною, провиантом и харчем, и квартирою отягчено, а другие места такой тягости не имеют». Естественно, все это сказывалось на задержках выплаты денежного довольствия военнослужащим (иногда до полугода), понижением их общего социального статуса. Усугублялась ситуация и тем, что в государстве существовали лишь разовые акты по регламентации льгот и гарантий служивым людям. Как правило, ответственные начальники сами принимали решения по «челобитным» офицеров, солдат и матросов. Это вело к мздоимству, взяточничеству и коррупции.

Поэтому в период с 1716 по 1722 гг. Петр I принимает ряд общегосударственных юридических актов, которые регламентировали правовую основу служебной деятельности военнослужащих армии и флота и гарантировали социальный статус защитников Родины. Примечательно, что почти в каждом документе законодательно устанавливались новые, более высокие «нормы довольствия для военных и морских чинов». В первую очередь это касалось денежных выплат и «провиантского» обеспечения. При этом в масштабе всего государства военнослужащие должны были получать деньги первыми. Своим именным указом от 9 мая 1719 года Государь определил: «Жалованье во всем государстве прежде служивым людям сухопутным и морским по пропорции давать надлежит, а именно: первым рядовым и унтер-офицерам, потом обер — и штаб-офицерам, потом генералитету, а когда сим заплатят, тогда гражданским управлениям и прочим».

Довольно оригинально «венценосный моряк» (так звали Петра I на флоте) подошел к решению провиантской проблемы. Изучив опыт выдачи столовых (порционных) денег в военно-морских флотах Швеции, Франции, Голландии, Дании и Венеции, за единицу расчета он взял стоимость месячной матросской порции (45 фунтов (1 фунт — 409,5 г.) сухарей, 10 фунтов гороха, 15 фунтов крупы, в т.ч. 5 фунтов гречневой и 10 фунтов овсяной, по 5 фунтов свинины и говядины, 4 фунта сушеной рыбы, 6 фунтов коровьего масла, 7 ведер (86,1 л) пива, 16 чарок (1,97 л) хлебного вина (водки), ? кружки (0,61 л) уксуса, 11,2 фунта соли). Величина денежной компенсации напрямую зависела от уровня рыночных цен, сложившейся в стране на продукты, входившие в состав порции морской провизии. При этом в Морском уставе 1720 года в главе «О раздаче провианта на кораблях» приговаривалось, что продовольственные деньги в размере двух порций полагались от констапеля 1 ранга, попа, лекаря, мичмана до капитан-лейтенанта; капитану корабля и капитан-командору выдавалось четыре и шесть порций соответственно; артиллеристам, офицерам и унтер-офицерам, находившимся на кораблях, чьи «чины не расписаны по ранжиру» в Морском уставе, назначалось соответственно по две и полторы порции.

Назначение порционных денег офицерам позволило организовать их питание в соответствии с их социальным статусом и служебным положением. Со временем на кораблях русского флота начали создаваться кают-компании, что окончательно решило проблему питания офицеров. При этом хозяйство кают-компании велось отдельно от приходно-расходных операций котлового довольствия. На общем собрании офицеры сами определяли количество денег на свое питание, причем каждый вкладывал равную долю и, соответственно, имел равный голос во всех постановлениях кают-компании. Как правило, офицеры вносили в общую копилку чуть больше стоимости одной месячной матросской порции (морской провиантский месяц «состоял» из 28 дней и «оценивался» в размере 2 рублей 35 копеек (1725 год). Остальные деньги тратили по своему усмотрению.

Что касается младшего командного состава кораблей, не имеющего офицерских званий (от шкипера 3 ранга до сержанта, первого трубача и подлекаря), то ему полагался провиант из расчета на одного человека полторы порции. В 1721 году все они были поставлены на котловое довольствие и получали горячую пищу наравне с матросами, а за оставшуюся половину порции им выплачивалась денежная компенсация.

Присвоение очередного воинского звания, тем более офицерского, давало его обладателю, кроме глубокого морального удовлетворения, и существенное улучшение материального положения. К примеру, новоиспеченный поручик галерного флота получал в 11 раз больше, чем гардемарин; оклад подпоручика был в 7 раз выше сержанта. В 2 раза возрастала сумма порционных денег.

Столь существенное отличие в материальном положении различных категорий военнослужащих, безусловно, стимулировало их служебное рвение, вызывало стремление постоянно совершенствовать профессиональную подготовку, чтобы затем получать вышестоящие чины и должности. В 1714 и 1719 году Петр I подписал два указа, определивших процедуру чинопроизводства «исключительно на конкурсной основе» (не менее 2-3 кандидатов на освободившуюся вакансию). Требования к кандидатам были настолько высоки, что даже наличие европейского патента (диплома) никоим образом не гарантировало владельцу присвоения равного воинского звания в русском флоте.

С 24 января 1722 года Государь ввел Табель о рангах, по которому устанавливалась классификация рангов придворных, гражданских и воинских званий (чинов) командного состава русской регулярной армии и флота. Большинство их просуществовало до Октября 1917 года. Ранги младших офицеров в течение почти двух веков подвергались существенным изменениям. Введения Табеля послужило юридическим обоснованием для уточнения денежного довольствия и конкретизации количества порционных денег, выдаваемых офицерам как во время правления Петра Великого, так и в последующие годы.

При этом заложенные Петром «основы» поддержания на должном уровне благосостояния служивого люда четко придерживались все последующие государи и императоры России вплоть до Николая II. При элементарном дисбалансе в доходах и расходах военнослужащих (к примеру, при росте цен и стоимости услуг) Адмиралтейств-коллегия, а затем и военное ведомство направляли в правительство специальную депешу, типа: «…за недодачею жалованья как морские, так и адмиралтейские служители претерпевают немалую нужду…». Правители государства незамедлительно приводили ситуацию «в соответствие». В соответствие с «петровским балансом благосостояния».

Что имелось в виду? Прежде всего, соотношение между должностными окладами (плюс проиндексированные продпайки) и рыночными ценами на продовольственные товары. При Петре генерал-адмирал получал в год 7000, адмирал — 3600, вице-адмирал — 2160, контр-адмирал — 1800, капитан-командор — 600, капитан 1 ранга — 480, капитан 2 ранга 360, капитан 3 ранга — 300, капитан-лейтенант — 240, лейтенант — 180, унтер-лейтенант — 120, мичман — 60 рублей. Продовольственный рынок выглядел следующим образом (1716 год): фунт хлеба — 2 денги, фунт сухарей — 1 алтын, четверть (209,9 литра) крупы — 3 рубля, фунт говядины — 1 алтын 2 денги, фунт ветчины — 2 алтына 4 денги, пуд свиного сала — 3 рубля 13 алтын 2 денги, фунт сливочного масла — 3 алтын 4 денги, кружка вина — 6 алтын 4 денги, пуд сушеной рыбы — 20 алтын [2], 8 пудов соли — 5 рублей и т.д.

Нетрудно заметить, что даже младшие офицеры в петровские времена занимали по материальному обеспечению весьма завидное положение. В целом офицеры по уровню жизни превосходили большинство служащих гражданских ведомств, являясь наиболее высокооплачиваемой социальной группой среди многочисленных чиновников Российской империи.

liveinternet.ru/users/mif3000/post150273927

Назад к списку новостей