Ван Дейк: Виолончелистка

Ван Дейк: Виолончелистка

Всего несколько лет фламандец Антонис ван Дейк был придворным художником английского короля Карла I. Но его уже почтительно называли «сэр», как рыцаря знаменитого ордена Подвязки — звание, дарованное живописцу королем ввиду особого к нему благоволения. «Благоволение» это не было случайным.


Сколько портретов короля и членов его семьи было уже написано и сколько еще могло появиться! К тому же красота самого художника, его изящные манеры, остроумие, веселость и элегантность снискали ему расположение в обществе. Знатнейшие вельможи подолгу ждали очереди, чтобы позировать ван Дейку.

Для выполнения нахлынувших заказов необходима была не только обширная мастерская, но и помощники. И вошедший в моду художник приглашает нескольких живописцев из родной Фландрии, берет в ученики способных английских юношей.

Рабочий день мастера расписан буквально по минутам: с каждым заказчиком он занимается не более часа, затем слуга вводит следующего: ван Дейк дорожит своим временем.

Работает крайне напряженно и сосредоточенно, всегда пытаясь постигнуть главное в характере сидящего перед ним человека. Он обдумывал позу и движения, которые были наиболее естественны для портретируемого.

Рисовал он обычно на голубовато-серой бумаге черным и белым мелом, сначала фигуру, а рядом на этом же листе руки, точнее, кисти рук в том положении, которое он считал наиболее подходящим для характеристики данного человека.

Затем рисунок переносился на загрунтованный холст, на котором ван Дейк писал лицо и руки, позволяя ученикам начинать писать костюм и аксессуары, чтобы затем самому придать портрету завершенность и совершенное сходство с оригиналом, так изумлявшее современников.

Словно живые смотрят на нас люди его времени, и одновременно с их внешним обликом мы воспринимаем и отблеск иной культуры, иного общественного идеала и, конечно же, судим о личности самого художника.

...Антонис ван Дейк приехал в Лондон из Антверпена, где жил со дня своего рождения (1599) в доме отца—торговца шелком. Старший ван Дейк был человеком весьма состоятельным, он охотно поддерживал дружбу с художниками.

Кроме Антониса, в семье было три брата и девять сестер. Мать будущего живописца была достаточно тонкой и образованной женщиной, чтобы, заметив способности сына, стать его первой учительницей.

А в десять лет мальчик был отдан на обучение известному художнику Хендрику ван Балену, который привил своему ученику любознательность, интерес к изучению анатомии, добросовестность и трудолюбие. Вероятно, как и все антверпенцы, юный ван Дейк бегал смотреть большие алтарные картины в соборе и ратуше, созданные его великим современником Петером Паулем Рубенсом.

После пятилетнего пребывания в мастерской ван Валена молодой художник покидает ее, почувствовав себя, несмотря на юный возраст, вполне самостоятельным мастером. А вскоре заводит собственную мастерскую и в 19 лет, раньше, чем кто-либо из коллег, становится членом гильдии св. Луки (Профессиональное объединение художников ХVII века).

Но за год до этого события он все же приходит в мастерскую Рубенса, правда, не в качестве ученика. а в качестве помощника Рубенс вскоре вынужден был признать, что ван Дейк самый
одаренный из всех окружавших его молодых дарований Прирожденный портретит ван Дейк все же мечтал о создании композиций. Одну из них — «Отдых на пути в Египет» (эту картину еще называют «Мадонны с куропатками»),— написанную им в середине двадцатых годов, можно увидеть в нашем Эрмитаже.

Но сюжетные работы художника чем-то неуловимо напоминали Рубенса, который настоятельно советовал ван Дейку поехать учиться в Италию. Однако фантазия, необходимая для сочинения композиций. свойственная гению Рубенса, не пробудилась у ван Дейка и в Италии.

А между тем у ван Дейка-портретиста многие учились, его копировали. Копировали его стиль, удачно соединяющий пышную декоративность, размах, эмоциональную приподнятость и величавую торжественность с точной психологической характеристикой модели.

Ван Дейк прожил в Италии шесть лет. Работал он в Риме. Генуе. Венеции. Флоренции. Милане, Мантуе, Турине. Палермо. А вернувшись на родину, стал придворным художником правительницы Южных Нидерландов эрцгерцогини Изабеллы.

Но, не в силах выдержать соперничества с Рубенсом. оставляет Антверпен и в 1632 поду едет в Англию. В течение нескольких лет живет то в Лондоне, то снова в Антверпене. И по-прежнему пишет портреты.

В портретной галерее, созданной кистью фламандского мастера, люди разных возрастов, занятий, разного социального положения: аристократы и бюргеры, полководцы и политики, художники и артисты, правители государств и княжеств феодальной Европы семнадцатого столетия Одни оставляли художника равнодушным, не вызывая ни симпатии, ни интереса к своей внутренней жизни. Другие раздражали своим самомнением, тупостью, желанием казаться не тем, чем были в действительности.

Особенно несносными в этом отношении были знатные дамы. Одна хотела предстать перед друзьями и знакомыми в виде Дианы, другая—Венеры, третья—Юноны, Авроры... И, конечно, все без исключения хотели быть моложе, красивее, стройнее, изящнее, чем в жизни.

Ван-Дейк- Виолончелистка


Сохранилось письмо Софьи Баварской, в котором она признается, что портреты Генриетты Английской кисти ван Дейка внушили ей такое высокое представление о красоте королевы, что она изумилась, увидев женщину на редкость некрасивую.

Конечно, в жизни ван Дейка было немало встреч с людьми, вызывавшими в нем чувство искренней симпатии, уважения и восхищения. Особенно ценил он в человеке одаренность, тонкость вкуса, увлеченность, страстность души.

Взглянув на портрет девушки с виола да гамба в руках, воспроизведенный здесь, вы прежде всего обратите внимание на ее глаза, ярко светящиеся на бледном лице.

Я видела этот портрет в Старой пинакотеке Мюнхена и помню, что, стоя перед ним, испытывала странную силу обаяния этой хрупкой девушки, уверенно держащей в руках музыкальный инструмент. 

Она держит его не так, как держат забаву-игрушку скучающие леди, а как что-то весьма серьезное и необходимое в ее духовной жизни, без чего трудно да, наверное, и невозможно существовать. 

Взгляд юной музыкантши, обращенный в себя, задумчиво рассеян, будто она еще продолжает слушать только что отзвучавшую мелодию.

К сожалению, ничего достоверного об этой девушке неизвестно. Часть исследователей одно время предполагала, что это Мэри Ратвен, на которой художник женился за два года до смерти, другие утверждали, что это его возлюбленная - Маргарет Лемон, увлекшая художника своей красотой.

Но ни одна из версий не подтвердилась. До сих пор девушка с виола да гамба в руках остается таинственной незнакомкой. Мы не знаем о ней более того, что рассказал сам ван Дейк.

Скромная изящная простота наряда и прически позволяет думать, что перед нами женщина строгого вкуса, не прибегающая к сложным ухищрениям моды. Замкнутая сдержанность — вот, пожалуй, та главная черта характера, которая легко просматривается.

Но за ней ван Дейк понял это — чувствительность и страстность. Удалось художнику передать и увлеченность Девушки музыкой.

Не будь этого, он едва ли создал бы столь поэтический образ, намеренно оставив его недосказанным, эскизным, по-видимому, опасаясь отделкой деталей разрушить трепет переданного им состояния и настроения. Человек прекрасен, как бы говорит нам художник, лишь тогда, когда его душой владеют возвышенные помыслы, если он способен чувствовать и создавать красоту.

В какой-то степени портрет совпал с его идеалом. Такое впечатление, что ван Дейк попросил девушку поиграть во время сеанса и, очарованный ее игрой, создал один из своих шедевров.

Антонис ван Дейк скончался 9 декабря 1641 года в Лондоне после тяжелой лихорадки в расцвете творческих сил, оставив несколько сотен портретов—блестящую галерею образов людей своей эпохи.


Автор: Татьяна СЕДОВА

Назад к списку новостей