Лазарь Модель

Я – “есмь” /Продолжение “Сына кулака”/. Глава 2. Мертвые тоже живут.

Егор с электриком Михал Иванычем перебирали мотор, когда к нему подошел токарь Славка:

– Есть разговор. Поговорим в обед?
– Хорошо, – согласился Егор.

Со Славкой они не дружили, общались редко, но мало ли что человеку надо.

Слава Степанов был высокого роста, темноволосый, коротко постриженный, с челкой спереди, зачесанной направо. Однако крепко сложен и резок в движениях. Он нравился девчонкам, за ним ходила слава «ловеласа».

В обед Егор спокойно сходил пообедал в столовую, вернулся и присел на скамейку в раздевалке. В этот момент Слава действительно подошел к нему. Сел рядом, посмотрел как-то «оценивающе», спросил?

– Ты не занимался в детдоме боксом?

О том, что Пахомов – детдомовец, в цеху знали. Секрета тут не было, да и на заводе все друг о друге всё знали.

– А к чему тебе это? – удивился Егор.
– Да, так, – неопределенно выдавил из себя Степанов. – А дрался?

Меня били. Не раз. Я – нет.

– А что, боялся?
– Не любил. Особенно первым нападать. Когда на меня нападали, то сразу по несколько человек. Сзади, спереди заходили. Могли по голове чем-то ударить.
– Больно били?
– Терпел … Да, для чего тебе это? Ты что, отдел кадров по спорту? – вспылил от назойливых вопросов Егор.
– Я так и думал, – сказал примиряющие Слава, делая вид, что не заметил резкости слов собеседника.
– Ты нам подходишь, – раздумывая о чем-то, продолжил он.
– Что, значит, подхожу? В каком смысле? Для чего?
– Видишь ли, у нас по выходным в одном месте кулачные бои проходят.

Ставки ставят. Нужны новички, только не хлюпики. Можно заработать, участвуя в них. Тридцать рублей за вечер, если выйдешь на бой.

Егор задумался.

– А это незаконно? Тотализатор?
– Кому какое дело до нас, – успокоил Степанов. – С участковым мы делимся, отстегиваем ему. Словом, все нормально.
– Ну, что согласен?

Как непредсказуема бывает жизнь. Если бы еще час назад Егору кто-то сказал, что он будет участвовать в каких-то кулачных поединках, к тому же, за деньги, он не просто удивился бы, не поверил бы, что такое возможно, Сейчас же согласился кивком головы, поражаясь самому себе и своему решению.

**********
Школа, где проходили бои, находилась на окраине города. Двухэтажное здание было настолько обшарпанное, что никто бы и не подумал, что это учебное заведение с восьмилетним образованием.

В два часа дня Егор, как было условлено, спускался вниз по ступенькам ко входу. Вдруг какая-то тень мелькнула сзади. Юноша обернулся, никого. Однако, споткнувшись, он еле устоял на ногах.

– Что за черт? – Егор еще раз посмотрел назад, и снова испытал странное – престранное ощущение, будто кто-то стоял сзади. Так бывает, когда к тебе кто-то подходит, ты не видишь человека, тем не менее, чувствуешь его. Но сзади никого не было.

За входной дверью Пахомова встретил мужчина лет тридцати. Невысокий, юркий, со сплющенным носом. Пристально посмотрев на Егора, спросил:

– На бои? Проходи. Вперед, потом направо, там спортивный зал.

Переодевшись в спортивную форму (трусы с майкой, кеды) Егор стал ждать, когда его позовут. Страха не было, а почему, не смог бы ответить.
Через некоторое время середину зала огородили скамейками, и его позвали. Против него вышел очень крепкий парень, с накаченными бицепсами.

– Владимир, – представился он.

Между ними встал рефери, и бой тут же начался. Вокруг стояло человек десять зрителей, которые вытаскивали деньги, и что-то говоря тихо, отдавали тому, кто стоял при входе в школу, он, получая, что-то записывал. Правда, Егор этого уже не видел. Сосредоточившись на поединке, он сумел каким-то непостижимым образом отключиться от всего остального.

Никогда до этого не боксируя на ринге, Пахомов не стал поднимать руки, сжатые в кулаки, вверх, как это обычно делают боксеры. Наоборот, немного опустил их вниз, решив, что так будут виднее удары противника, и он сможет увернуться от них.

Несколько минут соперники держались на дистанции. Владимир, словно присматривался к Егору, но минуты через три нанес такой силы удар сбоку в подбородок, что Егор, как во время взрыва на складе, рухнул на пол, также потеряв сознание.

И опять произошло что-то непонятное. Он снова в забытьи услышал шепот: «Вставай, поднимайся». А когда, шатаясь, встал на ноги, бой закончили, подняв руку Владимира.

Из дневника Егора Пахомова

[…
В понедельник, после боя, Колька поднял меня ни свет, ни заря, хотя самому ему было во вторую. Видно, любопытно было, как бой прошёл.
– Ну, как? – спрашивает.
– Да, как, как, – говорю ему, – проиграл, нокаутом.
– Я так и думал. Даже не сомневался. Они специально берут новичков, не обстрелянных и не боксеров. Их основные бойцы на таких учатся. А потом уже друг с другом бьются. Там основные ставки и делаются. Есть и подставные бои.
– Что это? – не понял я.
– Ну, когда заранее договариваются, кто победит. Чтобы организаторам побольше «куш» взять. Они тоже в тотализаторе участвуют.
Я промолчал, думая о своем. А Колька продолжает.
– Мне они тоже предлагали участвовать в боях, не согласился.
Я снова промолчал и стал собираться на работу. У меня из головы не выходило, как был в забытьи после нокаута, и кто-то c, как после взрыва меня, возвращал к жизни. Кто же этот «невидимый» меня приводил в чувство? Неужели снова мама, как мне тогда показалось? Но ведь она же умерла, а голос опять звучал во мне? Голос — то я его явно слышал.
Эти мысли буквально «буравили» меня, не выходили из головы. В таком состоянии я проходил всю неделю.
А в воскресенье утром, сидя в кровати, впал в «прострацию». Сижу, сам не пойму, о чем думаю. Мысли витают где-то.
Колька увидел моё состояние, подсел ко мне, обнял за плечи. Чувствует он состояние другого человека. Спрашивает:
– Ты чего приуныл-то.
Тогда я в первый раз решил поделиться с кем-то странными воспоминаниями.
– Не знаю, что происходит, – говорю. – Голова «плывет». Два раза за последний месяц был без сознания, и оба раза, как будто, мать мне что-то, когда я был в забытьи. Бред какой-то. Но реально все было.
Как ни странно, Колька очень внимательно выслушал меня, потом сказал:
– У нас в конструкторском бюро работает мужик один, зовут Евгений Петрович, он «чудаковатый», но изобретения, да рацпредложения, словно из рога изобилия из него «сыпятся». По слухам, он занимается такими странными вещами. Слово забыл, как это называется.
Я еле дождался понедельника. И в обед сразу в КБ. Даже обедать не стал. Открываю дверь отдела, за столом сидит седой мужчина с длинными седыми волосами и такой же седой окладистой бородкой. Вид очень приятный, и каким-то добром, успокоением от него веет.
Не успел зайти, он посмотрел пристально на меня и говорит:
– О, дружок, да у тебя аура затемнена, видно, общаешься с кем-то из загробного мира.
– Аура? – переспросил непонимающе я.
– Не бери в голову, пока ты не поймешь это.
– А загробный мир тут причем?
– Кто-то из близких, похоже, тебе что-то рассказывает. Надо разбираться. Приходи-ка, дружище, через месяц. Я настроюсь, а у тебя сознание начнет работать в нужном направлении, хотя ты сейчас ничего и не понял.
Мы попрощались. Я действительно ничего не понял. Только мне почему-то легче стало.
…]

Лазарь Модель.

What's your reaction?

Excited
0
Happy
0
In Love
0
Not Sure
0
Silly
0

Вам понравится

Смотрят также:Лазарь Модель

Оставить комментарий